Реальная причина, почему конопля до сих пор запрещена



Активные противники марихуаны не устают повторять, что ее легализация опасна, правда умалчивают, что самая большая опасность - для их карманов.

В числе тех организаций в США, которые противостоят любым усилиям изменить существующие драконовские законы о марихуане, особое место занимают SAM (Smart Approaches to Marijuana - Умный подход к марихуане) и CADCA (Community Anti-Drug Coalition of America - Антинаркотическая коалиция общин Америки).

В своей речи на съезде CADCA в феврале этого года глава SAM Патрик Кеннеди сорвал оглушительные аплодисменты 2000 участников, заявив о том, что нельзя думать о психическом здоровье нации и уменьшении наркомании и одновременно легализовать еще одно психоактивное вещество.

Ирония ситуации заключается в том, что спонсором съезда выступила фармацевтическая компания Perdue, заработавшая уже более 27 миллиардов на продаже Оксиконтина - опиата, который вызывает у многих пациентов зависимость, мало отличимую от героиновой, и который стал причиной уже тысяч смертей. Сам Патрик Кеннеди в 2006 году оказался в центре скандала, врезавшись в дорожное ограждение на Капитолийском холме. Как установило следствие, Кеннеди злоупотреблял Оксиконтином. Он неоднократно лечился от наркомании в различных клиниках, а сейчас пишет мемуары о своей борьбе с зависимостью и проблемах с психическим здоровьем.

Спонсорская помощь от производителя Оксиконтина составляет значительную часть бюджета CADCA и, по мнению критиков, формирует их политику: Коалиция выступает против более строгого контроля за опиоидными обезболивающими, считая, что бороться с их злоупотреблением лучше всего с помощью просветительской работы. Одновременно здесь полагают, что марихуана заслуживает совсем другого подхода - продолжения запрета и судебного преследования курильщиков.

Другим важнейшим источником финансирования для CADCA, SAM и многих других "анти-наркотических" организаций в Америке являются федеральные гранты. В рамках "Закона о свободных от наркотиков общинах" 1997 года, который сама же CADCA и пролоббировала, Коалиция получает 2,5 миллиона долларов каждый год.

Помимо производителя Оксиконтина CADCA имеет в числе своих спонсоров Janssen Pharmaceutical, производящий опиат "Нусинта", Pfizer, который поставляет на рынок сразу несколько опиоидных препаратов, и Alkermes, недавно представивший новое и чрезвычайно сильное обезболивающее "Зогидрол". Появление Зогидрола вызвало целую волну протестов по всей стране, так как, судя по имеющимся данным, он в 10 раз сильнее, чем Оксиконтин.

Любые инициативы, направленные на ужесточение контроля за опиоидными препаратами, наталкиваются на сопротивление со стороны CADCA и других групп, получающих финансирование от фармацевтических гигантов. Когда в 2012 году ряд врачей и активистов предложили законопроект, который бы дозволял рекомендовать Оксиконтин только при очень сильной боли, CADCA выступили против. По их мнению, бороться с эпидемией злоупотребления обезболивающими в США нужно другими средствами - просветительской работой и лечением зависимых. И то, и другое требует дополнительных федеральных грантов, которые CADCA и прочие без устали выбивают из бюджета. Весьма удобно - один спонсор создает проблему наркомании, другой дает денег на ее устранение.

Что касается марихуаны, то Коалиция не скрывает, что произвела траву в свои главные враги. На сайте CADCA объясняется почему нужно противостоять любым шагам по легализации марихуаны, даже медицинской, и выложены методички, объясняющие, как лучше всего это делать - что говорить сочувствующим и как спорить с оппонентами.

Эрик Альтиери из Национальной организации за реформы марихуановых законов (NORML) считает, что марихуана способна стать "отличной альтернативой при лечении хронической боли и других заболеваний", а "фармацевтические компании не хотят появления на рынке еще одного конкурента".

* * *

У организации Патрика Кеннеди SAM тоже длинный список конфликта интересов. Протестуя против легализации марихуаны в штате Аляске в этом году, SAM принимали спонсорскую помощь от виноделов и пивоварен. Бен Корт, отвечающий в SAM за связи с общественностью, владеет клиникой по реабилитации наркозависимых в Колорадо, то есть получает прямую выгоду от запрета марихуаны, ведь суд часто направляет правонарушителей на принудительное лечение в качестве альтернативы тюремному сроку. Лучше всего интересы антимарихуанового лобби характеризует меморандум Geo Group, компании владеющей сетью реабилитационных клиник и частных тюрем. "Любые перемены, предусматривающие декриминализацию веществ, - пишут они, - повлияют на количество арестов, приговоров и заключенных в тюрьмах и тем самым потенциально приведут к снижению спроса на исправительные учреждения для их содержания".

Еще один член совета директоров SAM, д-р Стюарт Гитлоу, с удовольствием говорит о том, что у марихуаны нет и не может быть никакой медицинской ценности, но предпочитает умалчивать о том, что он помимо прочего является медицинским директором компании Orexo, производящей опиат "Зубсолв", аналог Субоксона, который унес уже более 400 жизней в США с 2003 года.

* * *

Еще одним препятствием на пути реформ являются финансовые интересы правоохраниетелей. Еще с рейгановских времен полицейские получили право конфисковывать и продавать собственность осужденных за марихуану. Подсчитано, что с 2002 по 2012 год американская полиция заработала таким образом около миллиарда долларов.

Тогда же, при Рейгане зародилась и система федеральных грантов для отделений полиции, выполняющих квоты по арестам за марихуану и другие незаконные вещества. Так, например, фонд "Эдвард Бирн Мемориал" выделит полицейским организациям 2,4 миллиарда долларов только в этом году.

Конечно, полицейские функционеры всячески отрицают, что их неприятие любых реформ в области марихуаны связано с денежными интересами. Бывший президент Ассоциации наркополиции Калифорнии Боб Кук говорит, что его организация просто считает марихуану опасной: "Попробуешь раз, и это может разрушить твою жизнь навсегда", - говорит он.

другие, например, Стивен Даунинг, бывший замначальника полиции Лос-Анджелеса, прямо говорят, что запрет марихуаны, как когда-то и запрет алкоголя, замешан на денежных интересах правоохранителей.

"Единственная разница по сравнению с временами Сухого закона, - говорит он, - состоит в том, что при Сухом законе полицейские и судьи получали деньги в коричневых бумажных мешках. Сегодня они получают деньги через упорядоченную систему программ, контролируемых федеральным правительством. Вот почему они используют свои лоббистские организации для того, чтобы бороться с любыми реформами".

 

По материалам The Nation