Лига Легализации Конопли в программе «Что происходит. Онлайн»



Представитель Лиги Легализации Конопли Серж Константинов, член Центрального совета партии «Справедливая Россия»  Никита Слепнев и президент благотворительного антинаркотического фонда «Нарком» Александр Алексеев в программе 8-го канала "Что происходит.Онлайн". Ведущий Федор Боландин.

Смотреть запись. (231 Mb)

Ф. Баландин: Здравствуйте. Это программа «Что происходит. Онлайн». В Студии Фёдор Баландин. Буквально завтра ваш ребенок может стать наркоманом, причем это будет уже на официальном уровне. И вы уже ничего не сможете сделать, потому что все будет по закону. Вот такую апокалиптичную картину рисуют многие, после того как некая комиссия ООН сказала, что, в общем, с наркоманией бороться бессмысленно, давайте-ка лучше часть наркотиков легализуем. Естественно, поднялся невероятный шум. Кто-то говорит: «Да, действительно, все правильно, надо легализовать». Кто-то говорит: «Ни в коем случае!» Давайте попробуем разобраться в этих мнениях: за и против. И я представляю гостей, которые сегодня у меня в студии. Член Центрального совета партии «Справедливая Россия», лидер движения «Оса», Депутат Московской областной думы Никита Слепнев. Здравствуйте!

 
Н. Слепнёв: Здравствуйте!
 
Ф. Баландин: Лидер лиги легализации конопли Серж Константинов.
 
С. Константинов: Добрый вечер!
 
Ф. Баландин: Здравствуйте! И адвокат, президент благотворительного антинаркотического фонда «Нарком» Александр Всеволодович Алексеев. Здравствуйте.
 
А. Алексеев: Добрый день!
 
Ф. Баландин: Здравствуйте! Серж, первый вопрос к вам. 100 тысяч человек ежегодно, по крайней мере, так гласит официальная статистика, у нас в стране умирает от наркомании. Вот кто вам скажет спасибо за легализацию наркотиков?
 
С. Константинов: Во-первых, надо разделять такие понятия, как собственно наркотики, и психоактивные вещества, которые наркотиками не являются. Если говорить о том докладе ООН, который был недавно озвучен…
 
Ф. Баландин: Это ООН, комиссия ООН, давайте все-таки разделять и это тоже.
 
С. Константинов: Комиссия ООН по психоактивным веществам. В докладе было озвучено как раз таки требование - скорее легализовать психоактивные вещества, наркотиками не являющиеся, в первую очередь коноплю.
 
Ф. Баландин: Давайте разберемся, подождите. Вот есть, все знают, что есть героин, кокаин, марихуана. Вот вы что чем называете?
 
С. Константинов: Есть медицинское понятие термина наркотик. Одним из признаков наркотика является то, что периодический прием этого вещества вызывает физическую зависимость. Ни конопля, ни многие другие психоактивные вещества, входящие в список запрещенных препаратов, по медицинскому определению данного термина наркотиками не являются.
 
Ф. Баландин: Никита, вообще действительно существует достаточно много аргументов как раз в пользу. Вот как вы, разделяете их или вы все-таки радикально против?
 
Н. Слепнёв: Лично для меня разницы между легкими и тяжелыми наркотиками нет. Я считаю, что наркотики - они и есть наркотики. Как говорят в народе, все это наркота.
 
Ф. Баландин: Наркота. Но есть же зависимость, а есть все-таки отсутствие зависимости, и это совершенно разные понятия.
 
Н. Слепнёв: Я считаю, что конопля и другие, так называемые легкие наркотики, вызывают ровно такую же зависимость, как вызывают другие наркотики, просто в той или иной степени.
 
Ф. Баландин: Александр Всеволодович, вот скажите, вы согласны с тем, что в ООН опустили руки и говорят: ребята, все, мы не можем больше бороться вот с этим наркотрафиком, мы не можем бороться с наркомафией, единственный возможный вариант – это как-то легализовать, может быть, хотя бы это поможет.
 
А. Алексеев: Вы знаете, в свое время академик Бабаян - это так называемые бабаяновские таблицы - говорил: 20% умрет, что бы вы ни делали.
 
Ф. Баландин: Наркоманов?
 
А. Алексеев: Наркоманов. Да, умрет. Причем не надо здесь путать понятия, подменять понятия: психоактивные вещества… Это правовое поле Уголовного кодекса, статья 228-я и иже с ними. Психоактивные вещества, безусловно, не подпадают под юрисдикцию собственно наркотиков как таковых. Можно употреблять клей «Момент», но, потребляя клей «Момент», вы через полгода плавно перейдете на наркотики. А может быть, не плавно. Может быть, вам захочется героина, но этого героина вам захочется - рано или поздно. Поэтому мнение, что надо во что бы то ни стало сократить количество наркоманов, легализовав легкие наркотики - это абсолютно популистская штучка!
 
Н. Слепнёв: Абсолютно популистская.
 
Ф. Баландин: Так речь идет не о том, чтобы сократить количество наркоманов, а о том, чтобы хотя бы как-то контролировать наркотрафик. Ведь об этом речь идет?
 
А. Алексеев: Давайте не будем лукавить. Я достаточно хорошо изучил эту тему. Я 25 лет работаю адвокатом. И 15 лет я возглавляю вот этот фонд, который я учредил - благотворительный фонд реабилитации больных наркоманией. Я беседовал персонально с послами 28 государств. Я достаточно много ездил по свету, чтобы убедиться в том, что это - популистские речи, вроде того: а вот видите, в Голландии разрешили, и все хорошо. Не надо! Я был и в Голландии. Я заходил в эти так называемые шопы. И я прекрасно знаю, что можно выкурить 1,3 грамма марихуаны в течение вечера, но потом сексоты - люди, которые абсолютно четко говорят, сколько вы употребили, куда вы потом пошли, берут вас на карандаш. И если вы, не дай Бог, как говорят, мимо кассы, дадите кому-то эту самую понюшку, называйте, как хотите, вы получите по крайней мере лет 18 точно. Потому что все контролируется и все прослеживается. 
 
Н. Слепнёв: Монополия.
 
А. Алексеев: Я беседовал с послом Голландии, и посол Голландии мне говорит: «Более того, вот то, что сейчас экстези, - это было 8 лет назад, - да у нас такого быть не может!» Мы говорим об экстези. Но, тем не менее, когда мы ехали по Амстердаму, видели транспарант, где написано «Русский шоп», пожалуйста, то есть мафия. А кто это? Он говорит: «А это мафия.» Ну, хорошо, мафия, но, тем не менее, не надо говорить, что… Я не знаю, что хотели сказать вот эти господа - Кофи Аннан и товарищи… 
 
Ф. Баландин: Солидные люди, компания-то будь здоров!
 
А. Алексеев: Я еще раз говорю, понимаете, я оригинальный текст не читал. Вы понимаете, когда говорят оригинальный текст и не пересказывают его, а как-то его…
 
Н. Слепнёв: Да-да. Согласен.
 
А. Алексеев: Вот есть бумага, она подписана, простите, тогда можно говорить, что это - да, оригинальный текст. Понимаете, в силу того, что я еще издатель - у меня есть 5 изданий, это издания благотворительного фонда «Нарком», в частности газета «Пока не поздно», «Пока не поздно. Москва», «Бюллетень» и т.д. Эти газеты, «Пока не поздно. Молодежь», «Пока не поздно. Дети» - это интернет-издания, а есть еще печатные издания. И я беседовал со всеми, начиная от папы римского и кончая далай-ламой. И мы никогда не говорили, что кто-то хочет легализовать легкие наркотики, потому что рано или поздно эти наркотики из легких превратятся в тяжелые.
 
Ф. Баландин: Серж, когда говорят о легализации наркотиков, все время кивают на Голландию, хотя, по-моему, был опыт еще на Аляске. В штате Аляска тоже легализовали, правда, потом отказались от этого, еще в каких-то европейских странах, говорят было. Вот вы на чей опыт ориентируетесь, когда выступаете за легализацию?
 
С. Константинов: Обычно в качестве аргументов я опираюсь на статистику комиссии ООН по наркотическим веществам.
 
Ф. Баландин: Это как раз вот эта самая комиссия, которая выдала некое заявление?
 
С. Константинов: Не совсем. Это немножко разные структуры. Управление ООН по преступности и наркотическим веществам.
 
А. Алексеев: Вы имеете в виду Марио Косту?
 
Н. Слепнёв: Так она сегодня опровергнута.
 
С.Константинов: Опровергнута статистика? Это единственная статистика, которая объединяет всю информацию по странам.
 
Ф. Баландин: Нет-нет, речь идет о статистике. Никита, подождите. Главное - нам тут не запутаться. И что говорит статистика? Вот у меня есть статистика, что в Голландии, например…
 
С. Константинов: Статистика говорит о том, что... Самый распространенный аргумент сторонников прогибиционизма - что так называемые легкие наркотики, которые на самом деле являются психоактивными веществами, это путь к тяжелым наркотикам - опровергается той же самой статистикой. Не говоря уже о том, что между легкими наркотиками и наркотиками, которые являются действительно наркотиками, опиатами в первую очередь, нет никакой взаимосвязи. То есть разные способы употребления, разное воздействие на организм.
 
Ф. Баландин: Безусловно, но как вы тогда объясните, что, например, та же Аляска, которая, по-моему, в 80-е годы разрешила употреблять легкие наркотики, почему-то через некоторое время стала занимать 1-е место в Америке по употреблению наркотиков в принципе?
 
С. Константинов: Через какое-то короткое время – это просто эффект латентной статистики. То есть то количество потребителей, которое в условиях запрета было скрыто, стало явным. И в итоге мы получаем резкий скачок потребителей конопли, допустим.
 
Ф. Баландин: Но речь-то идет не только о конопле, а о наркотиках в принципе. В то же время, извините, в той же Голландии на 250% увеличилось количество учащихся, курящих траву, увеличилось количество угонов, количество ограблений. И так далее.
 
С. Константинов: Ничего подобного. С момента легализации конопли употребление конопли в Голландии упало где-то порядка на 0,6%.
 
А. Алексеев: Но это только конопли, а…
 
С. Константинов: Конопли. Героина там настолько незначительное количество населения употребляет, это 0,1%, если я не ошибаюсь.
 
Ф. Баландин: Но с другой стороны…
 
С. Константинов: По сравнению с Россией, где героин употребляет порядка 1,6% населения, это несравнимые показатели.
 
А. Алексеев: Это откуда такие данные?
 
С. Константинов: Можно еще привести пример Канады. Там коноплю употребляет 17% населения. Это, по-моему, самый большой показатель среди всех развитых стран.
 
А. Алексеев: Данные откуда?
 
С. Константинов: Той же самой комиссии ООН. Героин там употребляет 0,2% населения. То есть, если сравнивать с Россией, по этой статистике, у нас коноплю употребляют 4,5%. То есть взаимосвязи нет.
 
Ф. Баландин: Ну, прежде, чем я задам следующий вопрос Никите, мне хотелось бы послушать еще одного эксперта, который является лидером молодежного демократического движения «Мы». Это Роман Доброхотов. И вот он как раз выступает за легализацию. Давайте послушаем.
 
Р. Доброхотов, (по телефону): Я не уверен, что в России легализация этой сферы может как-то серьезно повлиять на ситуацию с наркотиками, не говоря уже о том, что, в общем-то, наверное, главная угроза у нас - не легкие наркотики, а героин. У нас сейчас больше миллиона героиновых наркоманов. Мы первые в мире по этому показателю. Плюс ко всему есть такие наркотики как «крокодил» и прочие, то есть такие страшные смеси, которые люди сами готовят на дому из различных легкодоступных материалов. И, в общем, это самое губительное для человека, что только может быть. Но в целом, я думаю, если эта легализация будет происходить, по крайней мере, может быть, мы избавимся от некоторых стереотипов. В частности о том, что, дескать, от легких наркотиков быстро переходят к тяжелым. Это никакой статистикой не оправдывается. И что все, кто курит травку – это такое, как сказать, низшее сословие люмпенов, которым больше нечем заняться. На самом деле, в основном, это такое вещество для молодежи, каких-нибудь хиппи, которые просто как-то хотят разнообразить свой досуг. Я не уверен, что… Я сам не любитель травы и вряд ли кому-то буду ее советовать. Но просто для того, чтобы государство наконец-то сконцентрировалось на настоящих угрозах, легализация марихуаны, может быть, сыграет положительную роль.
 
Корреспондент: Хорошо. Роман Александрович, если сказать коротко, вы все-таки - за легализацию?
 
Р. Доюрохотов, (по телефону): Я считаю, по крайней мере, особого вреда от нее, наверное, в России не будет. А если уж говорить о мире, то в европейских странах и в Соединенных Штатах, где это достаточно просто взять под правовой контроль и где законы не только пишутся, но и исполняются, там-то я, безусловно - за легализацию.
 
Ф. Баландин: Никита, может быть, действительно, это уже единственный путь, последняя возможность как-то взять наркотики под контроль? Если огромное количество людей не может контролировать это.
 
Н. Слепнёв: Наша страна занимает 2-е место по количеству убийств на душу населения после Колумбии. Если идти по такой логике, то, если наше правительство и власть не может с чем-то справиться, надо это легализовать. Получается, что надо легализовать убийство?
 
Ф. Баландин: Нет, подождите, давайте разберемся. Потому что и Серж, и многие другие люди, которые выступают за легализацию, утверждают, что человек, употребляющий марихуану, не является агрессивным. Правильно я понимаю?
 
С. Константинов: Да.
 
Ф. Баландин: Что он расслабляется, у него все хорошо. Скорее, здесь надо говорить о других проблемах.
 
Н. Слепнёв: Да, он превращается в овощ. Если человек превращается в овощ, конечно, он безобиден, но давайте я скажу. Я полностью согласен с позицией…
 
С. Константинов: Почему - в овощ?
 
Ф. Баландин: Никита, объясните, почему человек превращается в овощ? Перед нами стоит нормальный, адекватный молодой человек.
 
Н. Слепнёв: Вы сегодня курили траву? 
 
С. Константинов: Сегодня – нет.
 
Н. Слепнёв: А вчера курили?
 
С. Константинов: Курил где-то два дня назад.
 
Н. Слепнёв: А где вы ее купили?
 
С. Константинов: На этот вопрос, к сожалению, я не могу вам ответить.
 
Н. Слепнёв: Почему? Рассказали бы всем, где купить траву.
 
Ф. Баландин: Отлично! На всю страну. Давайте, мы сейчас все рванем на точку.
 
Н. Слепнёв: Может быть, тогда борьба будет более эффективной. Я согласен с позицией, что легкие наркотики, как их называют, являются начальной школой в школе наркоманов. Я считаю, что наркомания – это комплекс мер. Это часть, одна из маленьких частей комплекса…
 
Ф. Баландин: Какого комплекса?
 
Н. Слепнёв: По уничтожению нашего общества.
 
Ф. Баландин: Но это сейчас опять начнется история про мировое закулисье и так далее.
 
Н. Слепнёв: Послушайте, Кофи Аннан – это матерый мировой политик, просто так он ничего не делает.
 
Ф. Баландин: Да, но вы не забывайте, когда эта комиссия выступала за легализацию, скажем так, хотя текста мы не выдели, речь о России там вообще не шла. При чем здесь Россия? Они решают глобальные вопросы.
 
Н. Слепнёв: Согласен.
 
Ф. Баландин: Нам надо бороться с наркомафией.
 
Н. Слепнёв: На самом деле, есть очень известное высказывание одного господина, миллиардера Гейтса, что население мира слишком большое, его надо сокращать. Никто, наверное, спорить, с этом не будет? Это известное его высказывание. Но, на самом деле, если принимать наркоманию и ее легализацию как одну из мер борьбы с перенаселением, наверное, эта мера сработает.
 
Ф. Баландин: Речь идет не о легализации наркомании.
 
Н. Слепнёв: А как это называется?
 
Ф. Баландин: Речь идет о конкретной группе наркотиков.
 
Н. Слепнёв: Если они разрешают употреблять какие-то наркотики, это что - называется не легализация?
 
Ф. Баландин: Это легализация части наркотиков. Мне кажется. Да, поддержите? 
 
А. Алексеев: Конечно, это легализация части наркотиков. Какая разница, какой наркотик? Какая разница, какой трафик? Какая разница, что пакуют в апельсиновые бочки, да, по-моему, во что пакуют и что пакуют. Неважно, что пакуют, главное – пакуют. И поэтому, если мы разрешим легкие наркотики, мы также разрешим… потом будем вынуждены разрешить тяжелые наркотики.
 
Ф. Баландин: Но вы же прекрасно отдаете себе отчет в том, что сейчас у нас, извините, наркотики практически легализованы. Потому что все знают точки, все знают, кто торгует. У меня есть пример - просто реальный случай в Подмосковье, где пенсионеры торгуют наркотиками. Понимаете? Вот проблема-то! А там легализация, не легализация… Вот что мы имеем, пожалуйста вам, на сегодняшний день.
 
А. Алексеев: Минуточку. Давайте говорить вот о чем. Только что товарищ, я сейчас не помню, как его зовут…
 
Ф. Баландин: Роман Доброхотов.
 
А. Алексеев: …говорил: надо каким-то образом разобраться с «крокодилом». Что такое «крокодил»? Это кодеиносодержащие препараты, - понимаете, мы начинаем подменять понятия - им сейчас вообще не надо употреблять героин, достаточно просто сделать соответствующую болтушку под названием «крокодил» и получить приход, причем такой, от которого…
 
Ф. Баландин: Причем составляющие продаются в аптеках, как я понял?
 
А. Алексеев: Да, все продается в аптеках. Вот чем надо… надо заниматься… Да, давайте я договорю. Надо просто себе отдавать отчет, что сейчас действительно границы прозрачные, неохраняемые. Голословные… не голословные, может быть, но действительные утверждения Иванова, что преступность увеличивается…
 
Ф. Баландин: Иванов – глава Федеральной службы по контролю за наркооборотом?
 
А. Алексеев: Да. Конечно, нужно бороться с героином… Да не надо бороться с героином-то сейчас, потому что героин все равно просачивается! Надо не просто бороться, надо искоренять героин как таковой!
 
Ф. Баландин: Производство?
 
А. Алексеев: Производство. Соответственно перекрыть границы. А то мы боремся… там такой-то тоннаж и так далее. Да не надо! Вы пойдите, возьмите этот «крокодил» кодеиносодержащий… Если с героина 3% наркоманов еще соскакивает, то с «крокодила» не соскакивает никто! Сосуды сжигаются, и человек умирает через 2-3 года. Этих несчастных, которых у нас… Пожалуйста, горячая линия 8-499-2-500-500, мы не лечим, мы занимаемся профилактикой. Надо заниматься профилактикой.
 
Ф. Баландин: И как раз продолжая тему профилактики, Никита, вопрос к вам. Понятно, что бывают разные причины, по которым люди становятся наркоманами, но зачастую - от безделья, от безвыходности. То есть причин масса, но вот что вы можете предложить людям взамен наркотиков? Потому что мы смотрим, детские общественные организации вообще загнаны куда-то в угол, спортом пойти заниматься ребенок не может, потому что это стоит каких-то огромных денег или же нет во дворе площадки… Никита, что вы можете предложить?
 
Н. Слепнёв: Мне кажется, неправильно так ставить вопрос: что мы должны предложить взамен.
 
Ф. Баландин: А как еще ставить вопрос?
 
А. Алексеев: Вопрос стоит правильно. Государство…
 
Н. Слепнёв: Во-первых, наркотики никто не позволял употреблять. Это, во-первых.
 
Ф. Баландин: Что значит - не позволял? А их не надо позволять. Знаете, власть не дают, а власть берут.
 
Н. Слепнёв: Я сейчас объясню.
 
Ф. Баландин: Попробуйте.
 
Н. Слепнёв: Надо запрещать не употребление наркотиков, а производство. Правильно вы сказали, если бы Кофи Аннан…
 
С. Константинов: Оно запрещено на данный момент.
 
Н. Слепнёв: Если бы Кофи Аннан захотел бы, чтобы наркотики не производились, их бы перестали производить на следующий день. Они уже в 1999 году добивались этого.
 
С. Константинов: А каким методом, не подскажете?
 
Н. Слепнёв: Было резкое падение производства.
 
Ф. Баландин: Вот каким методом? Абсолютно закономерный вопрос.
 
С. Константинов: За 50 лет, которые действует запрещающая конвенция ООН…
 
Н. Слепнёв: Таким же, каким они устанавливают свою демократию.
 
С. Константинов: …уровень потребления только растет. Растет в геометрической прогрессии. В условиях запрета. Он так не рос, когда запрета не существовало.
 
А. Алексеев: Значит, надо заниматься профилактикой. Надо дать возможность, чтобы каждый в стране занимался любимым делом. Чтобы люди могли объединяться в какие-то организации, которые позволили бы им проводить свой досуг. Если в каком-то городе, я не знаю, станция Зима, практически нет даже Интернета, о чем мы с вами говорим? Щеголев может говорить что угодно. Могут вбухиваться какие угодно деньги, миллиарды. Это министр связи.
 
Ф. Баландин: Щеголев, да.
 
А. Алексеев: Ну, дальше-то что? Я предложил одно-единственное. Говорю: пожалуйста, дайте возможность, чтобы РАО «ЖД»… Вот в этой телефонной будке - сейчас телефонов-то как таковых нет - дайте возможность просто-напросто открыть вебинары. Пожалуйста. Мы раз в два месяца проводим вебинары.
 
Ф. Баландин: Объясните, что это.
 
А. Алексеев: Вебинары в режиме реального времени.
 
Ф. Баландин: То есть, когда человек может вам позвонить?
 
А. Алексеев: Человек… Ну, у него нет, извините, компьютера. О чем мы будем говорить… Мы говорим сейчас о каких-то утопиях, а на самом деле надо вкладывать деньги. Может быть, не «Сколково», которое, в общем-то, является, мягко говоря… пока я не вижу никакой отдачи. Может быть, она и будет. А просто-напросто заниматься профилактикой. Если на сегодняшний день из 26 членов ГАК только 8 человек высказали свою позицию в области профилактики, и не только профилактики, а самой концепции лечения и легализации наркотиков и так далее. Что эти люди делают? Почему они до сих пор не ответили стране. У нас газета. Я задаю вопрос. Мне никто не отвечает. 
 
Ф. Баландин: Но никто не отвечает. Серж, у меня вопрос. Вот сейчас много говорят о том, что надо в школах, в институтах вводить обязательный тест на наркотики. Скажите, вы за или против?
 
С. Константинов: Ну, особенно с учетом недавней инициативы Дмитрия Медведева – введения уголовной ответственности за употребление наркотиков, это просто нарушает хотя бы презумпцию невиновности.
 
А. Алексеев: Нет-нет. Как? Подождите. Медведев не высказывался за употребление. 
 
С. Константинов: Он дал к июню распоряжение подготовить комплекс мер…
 
А. Алексеев: Комплекс мер.
 
С. Константинов: …который предусматривает уголовную ответственность за употребление наркотиков.
 
А. Алексеев: Значит, это декларация о том, что надо отрезать, извините, член педофилам. Приблизительно то же самое.
 
С. Константинов: Но это совсем разные вещи. 
 
А. Алексеев: Но тем не менее. Надо называть вещи четко и своими именами. Я вам просто доложу о следующем. На сегодняшний день мы обратились ко всем субъектам Федерации. Их 87. Пожалуйста, вот у нас есть 5 пунктов. Мы готовы заниматься профилактикой в вашем конкретно взятом регионе бесплатно.
 
Ф. Баландин: И что? Отказываются?
 
А. Алексеев: Ответило два, и то из наркобольницы.
 
Ф. Баландин: Но потому, вы же понимаете, что это никому не выгодно.
 
А. Алексеев: Что это там… наркотики?
 
С. Константинов: Конечно.
 
Ф. Баландин: Кому это надо?
 
А. Алексеев: Гораздо лучше заниматься, допустим, реабилитацией, создавать больницы и помещать туда уже тех, кто сидит…
 
Ф. Баландин: Конечно. Потому что туда надо закупать аппаратуру.
 
А. Алексеев: Конечно.
 
Ф. Баландин: Никита, и вот опять замкнутый круг. И вот мы опять приходим к вам.
 
Н. Слепнёв: Я сейчас скажу. Ну, зачем изобретать велосипед? Тысячелетиями Россия замыкалась на свои семьи. Понимаете? Надо развивать семью, в первую очередь. Чтобы люди создавали семьи, рожали детей.
 
Ф. Баландин: Это прекрасный, красивый предвыборный лозунг. И не более того.
 
Н. Слепнёв: Это не лозунг. Мне 29 лет, у нас с женой трое детей. Мы воспитываем, мы счастливы, у нас все хорошо. Мы не употребляем наркотики, не пьем, не курим и живем отличной полноценной жизнью. Понимаете? Если бы у нас создавались…
 
Ф. Баландин: Ну, вообще по Сержу не скажешь, что он ведет какой-то неполноценный образ жизни.
 
Н. Слепнёв: Если бы у нас сегодня создавались условия, и нас не уводили от семейных ценностей к каким-то другим, которыми искусственно подменяются... Сегодня создают все условия - в двух вот, в трех словах, которые заменяют все: пожить для себя. Это клубы, тусовки, веселье, шопинг, еще что-то, карьера. Это уводит от конкретной цели - создания семьи и рождения детей.
 
Ф. Баландин: А как вы предлагаете нам жить?
 
Н. Слепнёв: Послушайте…
 
Ф. Баландин: Жить, что ли, не выходя из квартиры?
 
Н. Слепнёв: Вы считаете, что рождение детей, воспитание их и строительство такой жизни – это не жизнь?
 
Ф. Баландин: Нет, я-то, безусловно, считаю, что это жизнь. Но в то же время у меня возникает вопрос, как…
 
Н. Слепнёв: Налицо подмена ценностей.
 
Ф. Баландин: А как вы своих детей… Подмена ценностей – это такие условные, абсолютно абстрактные понятия.
 
Н. Слепнёв: Почему? Белое сегодня называют черным, черное – белым.
 
Ф. Баландин: Вы скажите лучше, как вы своих детей будете оберегать от наркомании?
 
Н. Слепнёв: Ну, мы будем проводить беседы и, соответственно, объяснять, что… 
 
Ф. Баландин: Ну, беседы все время проводят, и что? К чему мы приходим?
 
Н. Слепнёв: Беседы в обществе и внутри семьи - это разные институты.
 
Ф. Баландин: Безусловно.
 
Н. Слепнёв: Мы в семье своим примером показываем детям, как надо жить. Понимаете? У нас есть четкая, так сказать, линия воспитания. Это уже отдельная тема для разговора – согласитесь - воспитание детей. Но я считаю, что дети должны расти в большой семье. Понимаете? Что государство должно создавать условия для создания большой семьи.
 
Ф. Баландин: Ну, нет. Стоп! Вот вы говорите: государство должно то, должно это.
 
Н. Слепнёв: Конечно.
 
Ф. Баландин: Я вас спрашиваю: вот сейчас, сегодня, на начало июня 2011 года, что вы делаете?
 
Н. Слепнёв: А сегодня я вам сказал про комплекс мер, которые направлены на разрушение российской семьи и российского общества.
 
Ф. Баландин: Я вас спрашиваю про семью, вы не можете дать конкретный ответ. Ну, Никита, давайте еще раз. Сейчас июнь 2011 года…
 
Н. Слепнёв: Мы констатируем, что сейчас происходит в обществе. Я вам говорю. Сегодня в обществе делается все, чтобы уничтожить семью.
 
Ф. Баландин: Нет, ну, это какой-то замкнутый круг получается. Тогда вы просто не можете ответить на вопрос - как вы будете конкретно в 2011 году, не пеняя на государство, на Америку, ограждать своих детей от наркотиков. Серж, вопрос к вам. А вы будете учить своих детей, извините, как скручивать косяк и так далее?
 
С. Константинов: Я им дам адекватную информацию обо всех существующих психоактивных веществах и наркотиках. Свой выбор - употреблять что-либо либо вообще не употреблять - они сделают сами, я думаю.
 
Ф. Баландин: Вообще из уст отца это может прозвучать как пропаганда.
 
С. Константинов: На самом деле, гораздо больший ущерб адекватной информации об опиатах и прочих тяжелых наркотиках наносит то, что люди просто дают неадекватную информацию о той же конопле. Говорят, что это точно так же страшно. Люди пробуют, говорят: «Это же ложь». Соответственно, думают: то, что говорят о героине, наверное, тоже ложь. Почему не попробовать?
 
Ф. Баландин: Спасибо. У нас остались буквально считанные секунды. Как нам своих родных, своих детей сейчас оградить? У нас осталось буквально 10 секунд.
 
А. Алексеев: Нужно, прежде всего, поднять уровень жизни в стране. И тогда, возможно, мы оградим своих детей, в том числе и от наркотиков. Те программы, которые нам декларировали уже 10 лет, - «Здоровье» и так далее, и тому подобное - все провалены и разворованы. Средств в стране нет. И поэтому каждый выживает, как может. Надо создать комплексную программу, о которой в двух словах сейчас нельзя рассказать.
 
Ф. Баландин: Мне очень жаль, что такую очень сложную тему мы заканчиваем столь пессимистично. Но, тем не менее, тема очень непростая. Это была программа «Что происходит. Онлайн». В студии был Фёдор Баландин. Оставайтесь на «Восьмом»!
 
Источник - "Восьмой канал"

константинов

смотря программу мне показалось что Серж ведет себя чересчур скромно. оппоненты перебивали и ведущего и друг друга заведомо говоря то что они думали до программы и в чем будут убеждены позже. Пример: слепнев тут же говорит что между лекими и тяжелыми наркотиками разницы нет. и это сразу после высказывания константинова что это психоактивное вещество, а ни разу ни наркотик.

Накотик ли конопля?

Включение препаратов из конопли в класс наркотических веществ является типично ЛОГИЧЕСКОЙ  ошибкой классификации. Ну как можно на логической ошибке строить правовую норму?! Я недавно потерял работу. Кто-то настучал начальству, что я - активист легализации конопли, ну и уволили. До этого курил траву целый год. Теперь, когда зарплатиы нет, пришлось сделать тайм-аут. И что? Где мои ломки? Где хотя бы нарушения сна? Ничего этого нет! Конопля - абсолютно безвредное, а я ещё и скажу - чрезвычайно полезное для употребления вещество. Чем же оно полезно? А это как инструмент, с которым приятно работать. Спросите - расскажу больше.

Существует догма, поддерживаемая пропагандой правящего класса, что конопля - это ступенька к наркомании. Какая чушь! Я 30 лет употребляю траву. за это время издал 3 книги совокупным тиражом 40 000 экз., защитил диссертацию и веду активную интеллектуальную жизнь в блогосфере. При этом отжимаюсь в свои 55 лет 40 раз от пола и сижу в позе лотоса. Никакой интеллектуальной деменции или вреда здоровью!

Но безвредность конопли для организма может сыграть роль искусно расставленной ловушки у плохо информированного человека. Покурив с месяц конопли и убедившись на личном опыте в её абсолютной безвредности, неофит делает совершенно правильный вывод по аналогии: ага! Меня обманули с наркотиком, под названием "марихуана", наверняка и наркотик "герыч" - это тоже безвредная штука! И он становится наркозависимым с первого раза, потому что герыч умеет ждать. У юнца возникла ИЛЛЮЗИЯ БЕЗНАКАЗАННОСТИ по причине того, что взрослые дяди с профессорскими званиями записали коноплю в класс наркотиков, совершив лукавую ошибку в классификации. Прпосто их подкупила наркомафия...

И последнее. Мало кто знает, что коноплю очень тяжело переносят те, кто злоупотребляет оргазмами. С её помощью очень легко выкупить мастурбанта или гомосексуалиста. Вот, мне кажется, истинная причина страха перед коноплёй. Не зря в старину говорили: боится как чёрт ладана.

Да, Серж, трудно доказать,

Да, Серж, трудно доказать, что Земля круглая нежелающему это понимать.

Часть граждан, цивилизованных стран ведет полулегальный образ жизни, и их свобода зависит от роковой случайности, в то время как марихуана не представляет той социальной опасности, какую преподносит обществу легализованный алкоголь. И это считается нормой!

Возможно, что когда-нибудь лидеры стран поймут свою ошибку, как эти видные политические деятели из комиссии ООН, как знать? А может уйдут со сцены, как недоброй памяти Ричард Никсон...

 

Рижанин - http://legalizeclub.ucoz.com

Я думаю, они весьма

Я думаю, они весьма заинтересованны в том, чтобы ее не "понимать"