Вячеслав Кузьмин, Александр Михайлов, ВЕЧЕРНЯЯ МОСКВА: "Бог Джа сажает на иглу"



Горькие уроки жизни «под кайфом»
Проблема распространения тоталитарных сект стала актуальной не только для традиционных религиозных конфессий. Масштабы разрастания деструктивных культов угрожают духовному и физическому здоровью наших сограждан, среди которых немало молодых людей с совершенно разными интересами. Как правило, это студенты и школьники, учащиеся колледжей и училищ.
Все секты декларируют общечеловеческие ценности, рекламируя избавление от проблем. Нередко ритуальные обряды сопровождаются массовым психозом и наркопотреблением. Адепты, знающие человеческую психологию, помимо навязывания своей опасной идеологии, подсаживают молодежь на иглу.
Так произошло с Сергеем.
Более 11 лет он употреблял наркотики. Сейчас от них отказался, находится, как говорят медики, в состоянии ремиссии.
Наша беседа – это осмысление горьких уроков жизни «на игле».

– Сергей, у каждого человека, пристрастившегося к наркотикам, своя, так сказать, история болезни. Вы анализировали, что с вами произошло? Что вас привело к наркоманам?
– Конечно, анализировал. Рос я благополучным ребенком. В 12 лет у меня была очень большая тяга к саморазвитию.
Любил литературу. Перечитал массу книг. Связывался с фондами, запрашивал оттуда редкие издания. Ходил на лекции, семинары. Увлекся философией. Стремился познать еще больше. Столкнулся с информацией. Ну, в общем, есть такая секта, где проповедуют учение, что наркотики приближают к совершенству. Так утверждают растафариане.
– Растафариане? Не слышал о таких...
– Старшее поколение, может, и не знает о них, а молодежь, по крайней мере те, с кем общался, наслышаны. Растафариане считают, что конопля раскрывает душу. Бог Джа жестоко накажет того, кто запрещает употреблять коноплю.
У них даже есть свой символ – лист конопли. И я попался на эту удочку. Начал курить «травку», чтобы глубже себя познать, стать лучше.
В наркотическом опьянении возникают галлюцинации. Думаешь, что твои мысли о чем-то нужном и важном, что ты что-то познаешь. Но это обман. Ничего ты не познаешь и лучше не становишься. Впереди – деградация.
Наркотики – это часть попкультуры, суть которой– получай удовольствие, развлекайся и больше ни о чем не думай.
Я долго ограничивался одной только марихуаной. Дал себе вначале установку: покурить можно, а колоться нельзя. Такая установка тоже самообман. Спустя какое-то время я уже кололся в вену. Это была уже самая настоящая деградация. Я скатывался на самый нижний ее уровень. Никаких интересов. Все вытесняли наркотики. Пытался бросить – не получалось. Наркотики перестали приносить удовольствие. Я должен был колоться, чтобы не мучиться. Мысли, что я деградировал, отходили на второй план. На первом были наркотики.
– Но ведь вы не могли не знать, что употребление наркотиков кончается деградацией. Об этом много пишут. Почему же, попробовав их один раз, не остановились?
– В голове что-то словно замыкает. Человек уверен, что он не наркоман. Рассуждаешь так: почему бы иногда не употреблять наркотики. Убеждаешь себя: сказать «никогда» – значит проявить фанатизм. Но я же не фанатик. Если попробовал один раз, рано или поздно попробуешь во второй, в третий, будешь колоться снова и снова.
– В больнице наркомана выводят из состояния ломки. Зачем же он снова начинает колоться, зная, какие мучения ждут его впереди?
 Так устроен человеческий мозг. Вспоминается приятное, а неприятное вытесняется из сознания, уходит в какие-то потаенные уголки подсознания.
Наверное, это оправдано. Приятного в нашей жизни – менее одного процента. Остальное – какая-то надоедающая будничная суета, конфликты. Если мы будем постоянно помнить все неприятное, все тревоги, огорчения, разочарования, несчастья, наш организм не выдержит. Он просто разрушится. Вот поэтому-то у пьяницы воспоминание о том, какое удовольствие доставляет спиртное, оттесняет на второй план реальность. Мозг наркомана, когда ломка уже позади, вспоминает мгновения удовольствия, игнорируя сутки страданий.
– А смерть не пугает?
Знаете, как я рассуждал, когда кололся? Доживу до 25 лет – и можно будет умирать. Ведь все удовольствия познал. А жить до 60 лет – это страшно. У меня не было будущего.
– Как вы думаете, существует ли ген предрасположенности к наркомании? Есть ли среди молодежи группы риска, наиболее восприимчивые к этой болезни, если можно так назвать пристрастие к дурманящим средствам?
Всякие рассуждения о гене предрасположенности к наркомании – это бред. Все дело – в недоразвитости вкусов. В инфантилизме личности, который перерастает в тягу к животным наслаждениям. Для одного это – еда, для другого – секс, для третьего – наркотики.
Надо развивать личность ребенка, развивать вкусы. Мать Тереза находила наслаждение в том, что раздавала еду нищим.
Но до такого уровня понимания счастья надо дорасти. Когда человек живет не для себя, а для других – это высшая ступень становления личности.
В духовном богатстве – иммунитет против наркомании. Наркоман ведь – это человек, который никого не любит. Это противоестественно человеческой сущности, но это так. А начинается все с эгоизма. Вы спрашивали о группе риска? Если ребенок эгоистичен – это кандидат в наркоманы.
Я не согласен с выражением, что наркомания – это социальная болезнь. Это не болезнь, а симптом болезни общества. Оно страдает инфантилизмом. Закрывает глаза на то, что происходит вокруг. С экрана телевизора льются потоки негативных эмоций. Проповедуются наслаждения, вытесняющие духовную жизнь.
Наркомания – следствие такой вот системы ценностей. Бороться с одной только наркоманией – это все равно что вырезать шанкр у больного сифилисом. Организм все равно сгниет заживо.
– Но есть школа, есть родители. Они ведь многое могут...
Педагоги учат всему, кроме одной науки – жить. Такого предмета нет в программе. Но если педагог сам по себе интересная личность, это много значит. Есть такие, кто пытается изобразить образованного человека, а есть действительно сильные личности. Сильная личность рядом – это то, что нужно для человека, который, выйдя из состояния ломки, решил завязать с наркотиками.
Мне повезло, что встретились такие люди. Я их искал, посещая духовные центры, лекции, и нашел. Таких людей мало, но они есть.
– Трудно отказаться от наркотиков?
Невозможно такую похоть к женщине испытать, которую наркоман испытывает к наркотикам. Отказаться от них – это подвиг. Желание уколоться у меня и сейчас осталось, но теперь есть альтернатива, которая это желание вытесняет, – жить для других. Я вижу, что могу быть полезным. Хотя бы тем, что другим расскажу о моем горьком опыте, кого-то уберегу от беды.
– Вот мы сейчас все время говорим о воспитании, о самовоспитании. А если взять и перекрыть пути поставки наркотиков? Что произойдет в этом случае?
Одна только эта мера всех проблем, конечно, не решит. Те, кто готовит для себя дурманящие средства кустарным способом, к продавцам наркотиков и не ходят. Но, конечно же, для нашей безопасности необходимо прикрыть все точки, где наркотики распространяются. Это сейчас и делается. И очень активно.
Я знал раньше три места, где наркотики можно было свободно купить. Туда раньше молодежь толпами валила.
15–16-летние ребята и девчонки. Теперь эти точки прикрыли. Тем самым, я считаю, наркоконтроль сделал большое дело. Кто не пробовал этот дурман, уже не попробует. Кто только начал пробовать, тоже остановился.
– Последний мой вопрос. Можно по внешнему виду определить, что человек употребляет наркотики? Это особенно важно знать родителям, чтобы вовремя принять меры.
Один из распространенных наркотиков – марихуана. Она вызывает сухость во рту, покраснение глаз, повышение аппетита. Это единственный наркотик, который повышает аппетит. От остальных он пропадает. При употреблении марихуаны сначала наступает возбуждение, потом приходят апатия, сонливость.
Опий сужает зрачки. Впечатление при взгляде на человека такое, что он долго не спал. Находится в состоянии полудремы. Чешется. Почесывает нос. Может сосать конфеты, но от плотной пищи отказывается.
Таблетки барбитуратов расширяют зрачки вплоть до светобоязни. Нарушается кратковременная память. Возникает неестественное беспокойство или, напротив, наблюдается неестественное спокойствие.
Человек часто совершает неадекватные действия. Может, например, ловить мух или бабочек. Становится вальяжным из-за расслабления тонуса мышц. Не смеется. Смеяться он не может.
При потреблении амфетамина лицо приобретает несчастный вид. Как говорят сами наркоманы, они «кошмарятся». Первые четыре часа – спокойствие в поведении, которое затем сменяется беспокойством. Зрачки расширены. Впечатление такое, будто с человеком случилось что-то страшное. Он выглядит очень несчастным. Сильно потеет. Долго, часами, решает сканворды. По нескольку суток не спит. Выглядит очень уставшим. Будто разгружал вагоны. Появляется заторможенность.

Компетентное мнение
Из доклада настоятеля собора св. князя Александра Невского протоиерея Александра Новопашина на Международной научнопрактической конференции «Неопятидесятнические секты в России: угроза религиозного экстремизма»:

Уноси ноги, пока не поздно
– Многие неопятидесятнические служения заканчиваются тем, что почти все их участники либо вповалку лежат на полу, либо ползают под стульями. Особый род молитвы называется «молитвой мук рождения». Молящийся такой молитвой должен просто кричать изо всех сил, не произнося никаких слов и стараясь вопить как можно громче и дольше. Главный лидер «Движения веры» в Скандинавии и духовный руководитель его экспорта в Россию Ульф Экман говорит, что такая молитва еще более важна и действенна, чем говорение языками: «Когда Святой Дух прорывается через человека, он испытывает нечто подобное физической боли, подобно ощущениям женщины в муках рождения.
Когда Господь приводит нас в такое состояние, мы думаем, что сошли с ума. Мы катаемся по полу, мы вопим в беспокойстве, визжа, как свинья, которую режут. Это невероятно мощная молитва, и диавол ненавидит ее. Он кричит на нас, что мы сумасшедшие и фанатики». (Цит. по информационному материалу Диалог-Центра «Information about Prosperity Theology». P. 5.) Еще одна характерная черта «Движения веры» — так называемый феномен Торонто (сами неопятидесятники называют его «Торонтское благословение»), или «святой смех».
Проповедник Родни Ховард-Браун, называвший себя «барменом Святого Духа», заражал истерическим многочасовым смехом громадные аудитории. Люди «упивались» этим смехом, катались в истерике по полу, теряли сознание. Это называлось питьем «нового вина» святого смеха, «евангельским пробуждением» и «радостью о Господе». Смех заразителен — те, кто получают т. н. «помазания» от Ховарда-Брауна, получают и власть распространять этот смех и заражать им остальных.
Уже основываясь на этих свидетельствах лидеров сектантских организаций, можно понять, что участники подобных мероприятий вводятся в состояние транса, перед которым несчастных убеждают, что они, если они – конечно, настоящие христиане – обязательно должны почувствовать благодать Святого Духа. А если они не ощутят его, то настоящими христианами являться не могут.
Их убеждают, что «это замечательно, это такой кайф, который не могут дать тебе никакие наркотики, они с этим просто не сравнимы». И люди к этому стремятся, люди этого ждут. Немудрено, что, получив этот кайф, сродни уколу морфия, люди попадают в зависимость от тех, с чьей помощью они этот кайф получили.
Человек, оказавшийся в закрытой организации, все равно остается выключенным из активной социальной жизни, он потерян для общества, он потерян для родных и близких.
Будущего у этих людей нет. И если у кого-то из них когда-нибудь и произойдет временное просветление, вырваться из добровольного рабства будет очень непросто. А постоянное психологическое воздействие, которое оказывается на них со стороны лидера или лидеров группы, может привести к нервному срыву, попытке суицида, самому суициду, не говоря уже о психиатрической больнице, где к пациентам, поступающим из тоталитарных сект, уже привыкли.

Что скрывается под маской?
Как показывает практика, если все же с первого взгляда не удалось разглядеть, что скрывается под маской – секта или безобидный кружок, то во второй раз необходимо проявить большую наблюдательность. А если подозрения оправдались, уноси ноги, пока не поздно! Итак, к основным признакам секты относятся:
1. Обожествление живого человека, т. е. создателя «новой религии», и поклонение ему. Он единственный знает истину. Члены беззаветно преданно служат лидеру группы и не подвергают сомнению ни одно его слово или действие.
Мыслить, действовать, чувствовать разрешается только по одобрению «учителя».
2. Отделение от мира, непринятие других религий и мировоззрений. Учение секты единственно правильное, способное решить все проблемы.
Секта одна знает, как спастись и что конец света не за горами.
3. Закрытость. «Хочешь присоединиться к нам, закрой за собой дверь, а за ней оставь все, что у тебя есть: родителей, друзей, учебу и увлечения.
Все это не имеет смысла, мешает тебе развиваться и быть успешным».
4. Выманивание денег. Группа уделяет чрезвычайное внимание тому, как добыть побольше денег. Определенные приемы, например, сбор средств для фальшивой благотворительности, продажа книг и т. д., оправдываются как методы для достижения высших целей.

Однако, афтар грамотно

Однако, афтар грамотно накреативил!

Кузьмин писал про наркотики,

Кузьмин писал про наркотики, Михайлов про секты :)

А название вдвоем придумали

Сколько можно об одном и том же?

Что все заладили о подростках? Вред от марихуаны для подростковой психики, вред от марихуаны для неокрепшего детского организма! Кроме людей возраста до 20 лет других у нас в стране нет что ли?


Признаться, я обескуражен. Складывается впечатление, что многие работы, выложенные на конкурс, составлены не идейными людьми, имеющим определенный опыт употребления, а на пресной коммерческой основе. Являются сами по себе авторы этих статей потребителями марихуаны? Думаю, что нет. В противном случае смысловая нагрузка текста была бы другой, ибо все, что сказано, нужно поделить на два. А если так, то как можно утверждать что либо вообще, не имея представления о сути вопроса? Сейчас у нас получается как в шестидесятые: «Я Пастернака не читал, но осуждаю...». В России всегда так, тяжело жить своей жизнью, вот и учим, от боли за свою несостоятельность, как жить других.

Вы что, правда думаете, что какого-то подростка остановит ваша статья о «вреде марихуаны»? Журналисткая наивность. 
Остановить подростка может только отцовский ремень и учительская указка. За детьми нужно смотреть, детей нужно воспитывать. Говоря в контексте наркотических зависимостей, - развивать культуру потребления. Вопрос с подростковой наркозависимостью вообще сформулирован не верно. Не подростков нужно начинать, а с их родителей, с нас с вами. Как мы сами понимаем суть вопроса? А понимаем мы его на двойку, к сожалению, конечно.

Леча грипп нужно бороться не с его проявлениями (насморком и температурой), а с причиной – с самим вирусом. У нас же – наоборот. Придерживаясь терминологии, можно сказать, что у нас все борются не с самой болезнью, а вот с этим самым «затянувшемся» насморком: открываются беспонтовые квази-медицинские центры, сдерающие тысячи долларов с бедных родителей, но никак не помогающие искоренить болезнь, в печать и на телевидение выпускаются материалы, а также комментарри «специалистов» о вреде марихуаны, но на самом деле не имеющим под собой никаких оснований. Все. Ах да! Еще бедных курильщиков полиция стращает за пару иссушенных листочков травы. 

Почему сегодня считается, что марихуана это юношеское баловство, пережиток детского максимализма? Протест молодости против системы поведения, навязываемой родителями? На самом деле это не так. Перестаньте называть марихуану наркотиком и она сразу перестанет им быть. Почему? Потому что: раз - она им не является, два - сможете забрать из рук ваших же детей оружие борьбы. Кстати, зависимость от телевизионных программ (2х2, Дом 2 и т.д.) или от компьютерных игр в современном мире гораздо сильнее. В этой зависимости враг не так очивиден, но он есть, он опасен и также разлагает психику (особенно женскую)))))))))

Не называйте марихуану наркотиком или называйте никотин и алкоголь также, наркотиками. Смешение понятий рубит по неокрепшей детской психике хаосом определений. Складывается впечатление, что тебя обманывают. К тому же подъезды, грязь, болезни, нехорошие связи, тюрьма, асоциальность и смерть – все это, чем пугают несостоятельные мамочки своих детей,  на самом деле прямо не относится к марихуане. Все эти проблемы, включая саму наркозависимость, происходят от некачественного воспитания. Все причины в СЕМЬЕ. Как Булгаков писал? Разруха не в клозетах, а в головах!


А что касается непосредственно употребления, я скажу словами своего спортивного тренера (который, кстати, курит лет 12 и выполняет при этом норматив мастера спорта по тяжелой атлетике): «Спорт учебе не помеха. Главное, чтобы впрок саморазвития.» ))))))))))

Спасибо за внимание.

 

P.S. Приношу извинения за возможное допущение грамматических ошибок. Текст писался за один раз, без редакции.

"Бог Джа сажает на иглу"

В 1996-м в результате врачебной ошибки стал инвалидом (удалили часть межпозвоночного диска). С 1997-го использую марихуану, кроме неё никогда ничего не употреблял и не собираюсь этого делать. Всё зависит от человека, кто хочет кайфа, тот его найдёт и без конопли.