Ольга Князева: «Дома из конопли – новинка латвийского бизнеса»



Как построить бизнес на конопле? Нет-нет, ничего криминального. Речь идет об очень инновационном бизнесе, к которому два молодых предпринимателя – Роберт Евсеев и Александр Бондарс – шли целых три года. Совместно с латвийскими учеными они разработали технологию строительства домов из индустриальной конопли и создали предприятие «ESCO Būve».

Ольга: Как вам пришла в голову идея строить дома из конопли?

Роберт: До кризиса я продавал новые проекты на рынке недвижимости. А после обвала у меня появилось время подумать, каким будет строительство в будущем. Это должно было быть чем-то экологичным и долгосрочным.

Начали изучать материалы и выяснили, что лучший из них – конопля. У нее очень много особенностей, и мало кто знает, что из конопли делают ламинат, паркет, вещества для текстиля и многое другое. Так почему бы не строить из нее дома?

Александр: Многие улыбаются, когда слышат о конопле. Поясню: речь идет о промышленной конопле – это совершенно другой продукт, нежели растительная.

И в строительстве ее применяют во всем мире. В Англии, Франции и Канаде занимаются производством конопляного бетона, который используется в строительстве домов. Но в Балтии и Скандинавии этим никто не занимался.

Наша главная задача была – создать технологию, которая позволила бы коноплю «уложить» в панели для строительства дома. Тогда производство могло бы происходить круглый год. В мире это может делать только один завод, и технология у него немного отличается от нашей.

Ольга: Вы понимали, что придется искать ученых для того, чтобы они разработали такую технологию?

Роберт: С этого мы и начали бизнес. Искали очень долго. Кто-то сразу хотел много денег, но видно было, что сам процесс их мало интересует. Другие говорили, что у них нет времени. Третьи были готовы взяться, но у них не было европейского оборудования для научных измерений. Но нам повезло, и мы нашли хороших ученых из Рижского технического университета.

Александр: Этап работы с учеными занял у нас почти три года. Все это время вместе с учеными мы только и занимались тем, что измеряли, тестировали, проверяли новую технологию.

Ольга: Вы вкладывали собственные деньги в исследование? Или же была возможность привлечь фонды ЕС, например?

Роберт: На начальном этапе абсолютно все расходы были за свой счет. Приходилось покупать оборудование для измерений, платить ученым за работу. Только потом, когда технология уже была готова, мы обратились в Службу поддержки села и получили фонды ЕС на строительство завода в Мадоне по производству домов из конопли. Всего получили 200 тысяч евро.

Год строили завод и в ноябре прошлого года запустили его в эксплуатацию.

Александр: Кстати, в других странах есть особые программы, которые финансируются из государственного бюджета, они направлены на то, чтобы стимулировать использование натуральных материалов. В Латвии таких программ нет.

Ольга: А в банки пробовали обращаться?

Роберт: (Смеется.) Банки – это отдельная тема. Конечно, мы к ним обращались и обошли почти все! Сейчас я могу сделать вывод, что для начинающего бизнеса кредит в банке получить невозможно. Исключение – государственная программа «Altum», которая раньше финансировалась через Hipotēku banka. Только они в нас и поверили.

Александр: Иногда нам было смешно. Приходим в банк с идеей сделать новую технологию, которая есть пока только на бумаге, рассказываем, показываем, объясняем. Но в банке сидит менеджер, который ничего не понимает в этом бизнесе. Все они просят показать оборот, готовых клиентов, заказы и прочее. Мы объясняем: у нас новое предприятие, новые технологии. Ответ такой: пока у вас нет оборота, никаких денег мы вам не дадим. Но это же замкнутый круг – как мы можем показать оборот, который не появится без финансирования?

Ольга: А рисковые фонды не пробовали привлечь?

Роберт: Тоже пробовали. Но их условия нас не устраивают. Надо понимать, что, привлекая рисковый фонд, тебе надо расстаться с частью своих акций.

Ольга: Но ведь через несколько лет акции можно выкупить назад.

Александр: Дело в том, что рисковые фонды привлекаются на этапе стартапа. Мы сами считаем нашу идею и технологию очень дорогими, и это пока не отражается в стоимости предприятия. Это лишь будущая прибыль. Но отдать акции нужно было, исходя из сегодняшней оценки бизнеса.

Роберт: Но этот вид привлечения финансов вполне хорош для начинающего бизнеса. Нужно учесть, что рисковые фонды в основном вкладываются даже не столько в саму бизнес-идею, сколько в команду.

Ольга: Когда вы работали с учеными, не боялись, что итог исследований нельзя будет совместить с бизнес-концепцией?

Роберт: Нет, мы были абсолютно уверены в том, что сама технология производства домов из конопли будет успешной. В мире все это давно работает, люди в таких домах живут, и от них нет ни одного плохого отзыва. Например, эти постройки настолько экологичны, что дети вообще не страдают аллергией.

Дома отличаются отличной теплоотдачей, и для отопления требуется на 50-70% меньше энергии, чем в любых других домах. В общем, мы сами верили в эту идею, не сомневаясь в ней ни на секунду.

Александр: У нас был вопрос относительно того, настолько дорогим получится продукт, ведь от этого зависит спрос на него. Одно дело, если мы получаем хороший продукт за хорошую цену. И другое дело – если выходит суперхороший продукт за суперхорошую цену. Как правило, разницу между хорошим и суперхорошим качеством замечают не так сильно, как разницу между ценой. В итоге нам удалось сделать хороший продукт за среднюю цену. Дом с полной отделкой для потребителя стоит 800 евро за квадратный метр.

Ольга: На какие рынки планируете идти со своим продуктом?

Роберт: Наши дома – это в перспективе экспортный товар. Начали мы продажи с латвийского рынка, и уже есть первые заказы. В этом году мы планируем произвести на заводе 12 домов площадью 100-120 квадратных метров. Но проектная мощность завода – около 50 домов в год.

Александр: Мы понимаем, что наш рынок слишком мал, поэтому в планах – продавать дома в Скандинавию и Великобританию, где уже найдены потенциальные партнеры.

Дело в том, что в Латвии выдается в год около 3-4 тысяч разрешений на строительство частных домов. А в той же Великобритании – 150 тысяч, а спрос еще больше. Понятно, что двигаться надо в ту строну.

Ольга: Тяжело ли найти работников? В вашем случае тех, кто будет работать на производстве?

Роберт: Это проблема! Но в провинции все же можно найти людей, которые готовы работать.

Александр: Только на периферии другая проблема – алкоголизм. У них там в каждом доме «точка». (Смеется.) И все же люди там трудолюбивые и отзывчивые, часто звонят сами и интересуются работой.

Ольга: Что было самым сложным для вас с того периода, как вам только пришла в голову бизнес-идея, и до окончания строительства завода?

Роберт: Разработка процесса производства. Пришлось самими вникать во все детали, учиться делать планировку производства до каждого болта.

Александр: В гараже у Роберта стоят 250 образцов блоков из конопли. И мы пропадали в этом гараже днями и ночами. Я приходил домой в грязной обуви, усталый, а утром опять уходил работать. Жена, конечно, не была в восторге.

Ольга: Вам не трудно работать вместе? Возникают ли разногласия?

Роберт: Мы спорим иногда, да. Но на серьезные конфликты нет времени. Кстати, нас спасает, что мы очень разные.

Я взрывной, активный, быстро загораюсь и быстро остываю…

Александр: ...А я играю роль «успокоительного» для Роберта. Он прибегает с новой идеей и уже готов бросаться в работу. А тут я сижу, весь такой спокойный: «Э-э-э, давай не будем торопиться, все взвесим, подумаем…». Ну что я могу сказать, у нас идеальный союз бизнес-партнеров!

Источник - TVxxNET