Серж Константинов: «Не используйте слово «наркотик»


В начале было слово
 
Мало кто задумывается над тем, что язык и слово, как языковая единица, кроме своих основных коммуникативных функций используются для формирования мышления общества и индивидов. Применение словесных обозначений одних предметов и явлений, обладающих в общественном сознании определенными свойствами, для именования иных предметов и явлений, последние наделяются свойствами первых, хотя в действительности такими свойствами могут и не обладать. Так расширенное толкование термина «наркотик» переносит негативные качества наркотиков на именуемые этим термином психоактивные вещества, которым эти качества не присущи. Или же наоборот, что-либо называется новым термином для того, чтобы замаскировать его хорошо известные качества и наделить в общественном сознании новыми свойствами. Так, к примеру, в тридцатых годах прошлого века  вместо широко известного названия растения конопля (cannabis) прогибиционистами был введен в оборот новый термин – «марихуана».

 

В начале своего славного пути служба по контролю за оборотом наркотиков использовала для формирования в общественном сознании образа «страшного наркотика марихуаны» такую незатейливую тактику. Средства массовой информации, которые получали от ФСКН финансирование в виде различных премий за «адекватное освещение деятельности службы» и «профилактику наркомании», обязательно в одном материале повествовали о конопле и опиатах, распространяя тем самым в сознании непросвещенного читателя негативные свойства последних на марихуану и вызывая стойкие ассоциации между ей и последствиями употребления инъекционных наркотиков. Операции службы по борьбе с дикорастущими растениями, содержащими психоактивные вещества, в которых до 99% от объема ликвидированного урожая составляла конопля, чаще всего даже не являющаяся психоактивной, из года в год назывались «Мак». С годами риторика по демонизации конопли психоактивной стала еще более незатейливой. Пропагандисты Госнаркокартеля   стали повсеместно использовать словосочетание «наркотическая конопля», или же в случае если речь идет о промышленной ее разновидности употреблять фразеологизм «ненаркотическая конопля», намекая на существование конопли наркотической.

Какое же значение изначально имеет термин «наркотик»?

 
В толковом словаре Даля такое слово не упоминается, зато присутствуют слова НАРКОТИН и НАРКОТИЧЕСКИЙ.
 
НАРКОТИН - м. весьма ядовитое вещество, добываемое химически, обще с морфином, из опия. НАРКОТИЧЕСКИЙ, —тичный, одуревающий, наводящий оцепененье, притупляющий сознание и чувства. Яды вообще делятся на острые (едкие) и наркотичные, одурные.
 
 
Очевидно, что ни конопля, ни препараты на ее основе, ни многие другие психоактивные вещества не подходят под определение «добываемых химически ядов». 

 

Что же говорит на этот счет Всемирная Организация Здравоохранения?

А оная в специальном словаре терминов, относящихся к алкоголю, наркотикам и другим психоактивным средствам пишет русским языком черным по белому следующее:

НАРКОТИК (narсotic) – Химический агент, вызывающий ступор, кому или нечувствительность к боли. Термин обычно относится к опиатам или опиоидам, которые называются наркотическими аналгетиками. В общепринятом медицинском и юридическом смысле он часто употребляется неточно для обозначения запрещенных лекарственных средств вне зависимости от их фармакологии.

 

Англоязычный же термин DRUG вопреки распространенному заблуждению на русский язык корректно переводится как ПРЕПАРАТ или МЕДИКАМЕНТ, а отнюдь не как «наркотик», который в английском так и есть NARCOTIC.

В российской (и советской) наркологии принято следующее определение данного термина:

НАРКОТИК - вещество, переодический прием которого вызывает болезнь наркомания (к слову, такое заболевание в международной классификации болезней МКБ-10 отсуствует).

В свою очередь под термином НАРКОМАНИЯ понимают хроническое прогредиентное заболевание, вызванное употреблением наркотических веществ. Для наркотической зависимости характерно фазное течение с наличием в своей структуре нескольких поэтапно формирующихся синдромов:

  • синдром изменённой реактивности,
  • синдром психической зависимости,
  • СИНДРОМ ФИЗИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ, эти три синдрома объединяются в общий наркотический синдром,
  • синдром последствий хронической наркотизации.

 

Исходя из этих определений можно сделать вывод, что психоактивные вещества, периодический прием которых не вызывает физической зависимости (а большая часть психоактивных веществ, например марихуана, LSD и MDMA, физической зависимости не вызывают) наркотиками с точки зрения отечественной наркологии не являются. Однако по данному определению наркотиками, кроме собственно препаратов опиоидной группы, являются табак и алкоголь.
 

Учитывая вышеизложенное, я обращаюсь к адекватным журналистам, наркологам, общественным активистам и всем тем, кто заинтересован в радикальном реформировании политики в отношении потребителей психоактивных веществ.  Не идите на поводу у прогибиционистов и не употребляйте стигматизированный термин «наркотик» в отношении психоактивных веществ, таковыми не являющихся, а лучше не используйте его вовсе. Не распространяйте заблуждения и безграмотность.

присоединяюсь

Власти Израиля намерены пересмотреть свое отношение к марихуане. Все за и против новой парламентсткой инициативы. В студии программы д-р Илья Резник

https://www.youtube.com/watch?v=3muvbdyLHJ4&list=PLOkVmI5YMvmnzm-7cHb2ir68qdoCRASVt