Станет ли в России легче культивировать промышленную коноплю?



промышленная конопляНа днях в нашу редакцию пришли две новости, содержание которых отражает две различных тенденции, существующих в российском обществе по отношению к конопле.

Первая новость гласит, что депутаты парламента Кабардино-Балкарии предлагают Госдуме рассмотреть законопроект об увеличении вдвое предусмотренных ст. 10.5 КОАП РФ штрафов за выращивание и «несвоевременное» уничтожение содержащих психоактивные вещества растений, например, дикорастущей конопли. 

Если думцы одобрят эту инициативу, соответствующие штрафы будут повышены с полутора-двух тысяч рублей до двух-четырех тысяч для физлиц и с трех-четырех тысяч до пяти-десяти тысяч для должностных лиц (штрафы для организаций предлагается повысить с 30-40 тысяч рублей до 50-100 тысяч).

В то же время, вторая новость заключается в том, что агропромышленное экспертное сообщество вовсе не в восторге от ныне действующих и только еще планируемых прогибиционистских законов и запретительных поправок к действующим законам. Например, эксперты министерства сельского хозяйства предлагают вывести техническую коноплю из-под действия федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах». 

Кроме того, как заявила на форуме коноплеводов 30 ноября Евгения Уваркина, председатель Комиссии по развитию агропромышленного комплекса и сельских территорий при Общественной палате РФ, к коноплеводству необходимо разработать особый подход. «В течение недели будет подготовлена резолюция, в которой он и будет отражён», — сообщила докладчица, особо отметив, что ее позиция не расходится с позицией Минсельхоза.

Александр Смирнов, президент Агропромышленной ассоциации коноплеводов (АПАК), напомнил при этом участникам форума и освещавшей его прессе, что 1 га конопли в плане полезности для промышленности эквивалентен 5 га леса. Здесь интересно то, что даже сейчас, при всех существующих запретительных мерах, по словам докладчика, «с 2011 года начался постепенный, хоть и очень тихий, рост производства, этим занимаются уже в 25 регионах. Ведётся большая работа по селекции». Под селекцией имеется в виду выведение именно таких сортов конопли, которые не содержат психоактивных компонентов. 

Более того, в последние годы в РФ при участии ряда НИИ разрабатывается «конопляная» федеральная целевая программа, но ее возможному принятию и осуществлению будут в явной форме мешать действующие в этой стране несуразные и совершенно иррациональные законы.

Впрочем, глава Комитета Госдумы по делам АПК Владимир Кашин считает, что ничего страшного в этом плане в стране не происходит, так как, по его мнению, приводимому «Парламентской газетой», «коноплю можно выращивать, но нельзя доводить это до тех технологий, с помощью которых производят наркотики». Депутат считает, что для исправления негативных тенденций в развитии отрасли якобы вполне достаточно и подзаконных актов, тогда как менять действующие законы он считает ненужным.
Однако любопытно, что даже в «избранной» на нечестных выборах 2016 года и абсолютно сервильной по отношению к обслуживающим интересы правящих в РФ силовиков Госдуме нашлись, в виде исключения, и более здравомыслящие депутаты, считающие, что техническая конопля не должна фигурировать в списке психоактивных веществ.

«Есть сорта, в которых больше наркотических веществ, а есть конопля, которая всегда культивировалась в Центральной России», — заметил, например, депутат Виктор Карамышев, предложивший провести в думском здании на Охотном ряду в Москве круглый стол или даже официальные слушания, посвященные промышленной конопле и возможному изменению нынешней политики по отношению к ней.

Интересно и то, что позиция экспертов-аграриев, отлично знающих ситуацию в отрасли, не встречает никакой поддержки у официальных наркологов, чья позиция ни на йоту неотличима от позиции бесчисленных высокопоставленных российских «силовиков». Так, психиатр-нарколог министерства здравоохранения Евгений Брюн уверен, что никакая конопля не должна быть выведена из списка запрещенных препаратов, потому что иначе на конопляных полях в качестве сборщиков растения якобы окажется «половина страны», и поэтому законы, по его мнению, менять не нужно, а достаточно ограничиться рядом «оговорок».

Брюн убежден, что ничего, кроме попытки снизить финансовые издержки аграриев, за инициативами по выводе конопли из списков ПАВ не стоит, поскольку «особо охраняемое производство» - действительно недешевое удовольствие. При этом Брюн считает, что особая охрана конопляных полей должна быть такой же, как и… маковых плантаций (хотя опиаты, которые можно получить из мака, заметим, вызывают физическую зависимость, в отличие от конопли).

По всей видимости, скорее в Госдуме одобрят в итоге репрессивные инициативы депутатов парламента Кабардино-Балкарии, вкупе с позицией медиков-охранителей, подобных Брюну, а вовсе не разбирающихся в теме экспертов-аграриев. Ибо хорошо известно, что 99% принимаемых этой Думой с подачи Кремля законов носили и носят запретительный и репрессивный характер, какой бы сферы жизни ни касались эти новые акты. 

Так что вряд ли российский рынок вздохнет свободнее в ожидании будущей дешевой продукции из технической конопли.