New York Times:«Потребление психоактивных веществ в Китае растет, несмотря на репрессии»



Несмотря на толпы прохожих и возможность ареста, чернокожий, стоявший возле магазина распродаж Adidas в один из недавних зимних вечеров, был нагл.

«Эй чел, хочешь покурить что-нибудь?»- кидает он прохожему, прежде чем предлагать свои товары: кокаин, экстази и метамфетамин в кристаллической форме, запрещенные в Китае.

Он всего лишь один из многих торговцев запрещенными веществами, ставших неотъемлемой частью Саньлитунь, одного из дипломатических районов Пекина. Их присутствие, казалось бы, не увязывается с амбициозными целями, которые китайское правительство хочет достичь шестимесячной кампанией по борьбе с торговлей нелегальными препаратами, ведущейся в 108 городах.

На прошлой неделе Министерство общественной безопасности Китая объявило, что китайская полиция арестовала 60 500 подозреваемых и изъяла более 11 тонн психоактивных средств с момента старта начавшейся в октябре операции по данным государственного информационного агентства Синьхуа. Около 180 000 потребителей психоактивных веществ подверглись наказанию в середине декабря, в том числе более 55 000 направлены в государственные «реабилитационные» центры, сообщает Синьхуа.

Джейси Чан, сын Джеки Чан, был заключен в тюрьму за нелегальные препараты.

Но не смотря на все сообщения об успехах Китая в набирающей обороты «антинаркотической» кампании – в рамках которой в прошлом году проходили аресты знаменитостей, в частности сына кинозвезды Джеки Чана, и сожгли 400 тонн ингредиентов для производства метамфетамина - некоторые аналитики сомневаются в том, что достижения полиции значимы для окончательной победы в том, что власти называют «народной войной».

Растущее благосостояние Китая превратило рекреационное использование психоактивных веществ в бизнес с $82-х миллиардным годовым оборотом в соответствии с данными Национальной комиссии по контролю за запрещенными препаратами. 2 760 000 зависимых зарегистрированы китайским правительством, три четверти из них в возрасте до 35 лет. Тем не менее даже полиция признает, что эти цифры только вершина айсберга. В октябре Лю Юэджин, управляющий «антинаркотическим» отделом правительства, сообщил, что по его оценкам фактическое число потребителей психоактивных веществ примерно 13 миллионов человек, половина из которых подозревается в употреблении метамфетамина, в сравнении с девятью процентами подозревавшимися в использовании этого препарата в 2008-м году.

«Китай сталкивается с мрачными задачами обуздания потребления синтетических веществ, в том числе «льда», который в Китае стремятся использовать все больше и больше людей», - сказал он, используя уличное название метамфетамина в кристаллической форме. Китай имеет один из самых суровых законов в мире в отношении оборота психоактивных препаратов: уличенным в торговле нелегальными веществами в крупных размерах может грозить смертная казнь, у полиции есть право отправлять потребителей опьяняющих веществ в центры принудительной «реабилитации», которые правозащитные организации называют нечто большим, чем просто трудовые лагеря.

Хотя героин остается наиболее часто используемым запрещенным препаратом среди сельских жителей Китая, города страны стали основными рынками сбыта для метамфетамина. Исследование сточных вод в четырех мегаполисах, опубликованное в прошлом году в международном журнале Science of the Total Environment, сообщает, что мет вездесущ в Пекине, Шанхае, Гуанчжоу и Шэньчжэнь. В Пекине наибольшая концентрация была найдена в очистной установке, обслуживающей район с высокой плотностью баров и ночных клубов, а богатые прибрежные города на юге Китая были определены, как места с наиболее высокими уровнями потребления мета, кокаина, экстази и кетамина в соответствии с данными исследования.

Употребление запрещенных веществ охватывает все слои китайского общества. В декабре 41 правительственный чиновник из юго-восточной провинции Юньнань были исключены из Коммунистической партии после провала теста на употребление психоактивных препаратов. Несколькими месяцами ранее 17-летняя девочка из южной провинции Цзянси разместила в социальной сети фотографии, на которых она с друзьями нюхает кетамин в ночном клубе. Она была задержана.

Возможно, самым шокирующим и взорвавшим общественное сознание примером массового потребления нелегальных препаратов, охватившего Китай, стала полицейская операция в декабре 2013 года, когда 3000 военизированных полицейских провели рейд в маленькой деревне на границе провинции Гуандун и арестовали 182 человек, в том числе бывшего секретаря партии и 13 других чиновников. В деревне было изъято почти три тонны метамфетамина. «Мет так популярен потому, что любая подпольная лаборатория или фабрика в материковой части страны может синтезировать его», - говорит Лу Лин, директор Китайского медицинского института изучения зависимостей при Пекинском университете.

Некоторые из ключевых ингредиентов мета получают из растения Хво́йник кита́йский (лат. Ephedra sinica), известного в Китае как Ма Хуанг, одного из основных продуктов традиционной китайской медицины, используемого для лечения простуды и кашля. Эксперты говорят, что большая часть мета в стране производится в южной части Китая, хотя китайские власти предпочитают винить в этом такие страны юго-восточной Азии, как Мьянма и Лаос. Последовательно отсутствуют обвинения в адрес Северной Кореи, близкого союзника Китая, которая, по мнению некоторых экспертов, поставляет огромное количество мета на северо-восток Китая.

В течение многих лет жители Пекина задавались вопросом, как же дилеры могут продавать свои субстанции так открыто возле полицейского участка в районе Саньлитунь, ставшем домом для многих посольств, баров и ресторанов, популярных среди иностранцев. Репрессии рассеяли их весной прошлого года, но во время недавней прогулки по окрестностям стало ясно, что далеко они не ушли.

Сан Чжунвэй, бывший офицер отдела по борьбе с «наркотиками» ставший адвокатом, отклонил предположение, что дилеров терпят с официального одобрения. «Если китайская полиция заметила их, они подвергаются аресту»,- сказал он. «Невозможно чтобы полиция заметила их, но не предпринимала никаких действий. Это будет расценено как халатность».

Но китайские потребители психоактивных веществ говорят, полиция действует по бюрократической программе, только выполняя приказы сверху. В некоторых городах полиция позволяет дилерам работать спокойно, до тех пор, пока не получает указание выполнить план по арестам, рассказывает Хи Мюкан, бывший зависимый, а ныне советник по психоактивным веществам в провинции Юньнань. Хи говорит, что полиция в Юньнань редко арестовывает торговцев запрещенными веществами, предпочитая использовать их в качестве информаторов во время облавы. «Полиция думает так: "В будущем, когда мой босс даст мне задание поймать потребителей психоактивных препаратов, что произойдет, если я не смогу их найти? "»- рассказал он. «Но если коп знает продавцов наркотиков, он может запросто узнать уйму имен. Вы получаете огромное количество арестованных таким образом».

Сногсшибательные статистические данные Министерства общественной безопасности действительно впечатляют: за пять месяцев кампании прошлого года, полиция «полностью раскрыла» 50827 дел по обороту запрещенными препаратами, арестовала 56 989 подозреваемых и изъяла 26,5 тонны веществ, увеличив объем конфискованного на 126,8% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.

Несмотря на эти цифры, проблема психоактивных веществ и наркотиков в стране по-прежнему не ослабевает. Во вторник, китайское правительство впервые признало существование установленных планов по работе правоохранительных органов. По данным Синьхуа, Комитет партии по политического и правовым вопросам потребовал, чтобы чиновники «твердо отменили» эти квоты.

Что касается крупных фигур этого нелегального бизнеса, г-н Хи, предположил, что некоторые из них имеют политические связи и, таким образом, защищены. «Полиция, как правило, ничего не может с ними сделать»,- говорит он.

Источник - New York Times