Ирина Кондратьева: «Юридическое сообщество осваивает марихуану»



Налоговое право, земельные споры или M&A – вполне традиционные области деятельности юриста. Однако в последние годы в США, как и ряде других стран, для представителей юридической профессии открылись и новые возможности – растет спрос на юристов, разбирающихся в производстве марихуаны. "Право.Ru" рассматривает, как отразилась частичная легализация каннабиса на юридическом рынке, как помощь специфическому бизнесу соотносится с понятием юридической этики и что думают по поводу доступа к наркотикам в России.

Каннабис шагает по стране

"Марихуана – огромный подпольный бизнес в нашем штате: по оценкам, это у нас вторая сельскохозяйственная культура после яблок. Многие миллиарды необлагаемых доходов обогащают и усиливают организованную преступность. Налоговые поступления от легальной марихуаны принесут штату, по оценке чиновников, $500 млн в год" – так написал американский колумнист Рик Стивз в The Seattle Times от лица сторонников инициативы легализации каннабиса, после чего в штате Вашингтон марихуану официально разрешили использовать в медицинских целях. На сегодняшний день медицинское использование наркотика легализовано в 23 штатах США и в округе Колумбия, а в том же округе и четырех штатах – Аляске, Орегоне, Колорадо и Вашингтоне – позволено уже и рекреационное использование. Нововведение было поддержано на референдуме – в том же Вашингтоне в 2012 году "за" высказались 55 % проголосовавших. На фоне заявления американского президента, что его администрация не будет препятствовать дальнейшему распространению легализации в стране, можно предположить, что число сторонников новых свобод только возрастет.

Результатом эксперимента власти остались довольны: оказалось, что оборот легких наркотиков существенно пополняет бюджет штата с помощью налогов, снижает статистику преступлений и арестов на почве хранения и распространения каннабиса. Даже при наличии ряда юридических недоработок и с учетом того, что теневой рынок сохраняется из-за высокой стоимости легальной конопли – $400 за унцию, рынок легких наркотиков продолжает расти. Хотя и сталкивается с рядом проблем. В топ-листе трудностей производителей марихуаны – поиски юристов. Юридическое обслуживание специфического бизнеса, – как, кстати, и банковское, – доставляет много хлопот и интересно далеко не каждому. Однако тех, кто желает построить карьеру в области "каннабиоидного права", в США все больше.

Проблемы и решения

Сторонников легализации в США все больше – только на 2016 год голосование по этому вопросу запланировано еще в пяти штатах. Парадокс, но при этом на федеральном уровне выращивание, продажа и использование конопли по-прежнему считается преступлением. Тем сложнее оказывается жизнь этой отрасли в столь специфических обстоятельствах.

Новому бизнесу очень нужны юристы, и юристы квалифицированные, – и спрос уже породил предложение: Правовой колледж при Денверском университете стал первым вузом, предлагающим спецкурс по "травяному праву". Автором стал профессор Сэм Кэмин, один из разработчиков знаменитой колорадской поправки 64: "В интересах эффективного использования ресурсов правоохранительных органов, увеличения доходов, используемых на общественные нужды, а также индивидуальной свободы марихуана должна быть легальна для людей старше 21 года и должна облагаться такими же налогами, как алкоголь". Спецкурс быстро заполнился – причем не только студентами, но и практикующими юристами, желающими повысить квалификацию: для успешной работы нужно разбираться в налогообложении, земельном праве, трудовом законодательстве, а также не забывать о юридической этике.

Последнее особенно часто вызывает вопросы. Весь легальный бизнес постоянно находится под угрозой расследований и потенциальных разбирательств до тех пор, пока трава за рамками федерального закона – риски перевешивают прибыли.

В результате основные юрфирмы, – даже те, кто известен своей готовностью браться за сопряженные с разного рода рисками дела, – предпочитают не связываться с производителями марихуаны. Адвокатская палата штата Мэн – где, к слову, медицинские каннабиоиды разрешены – даже высказала официальное мнение, что консультировать такую компанию будет неэтично, потому что, по сути, это предполагает консультирование клиента о том, как обойти закон. В итоге чаще всего консультируют такие компании частные адвокаты, специализирующиеся на уголовном процессе, что не всегда идет на пользу бизнесу, поскольку теми ресурсами и широким охватом операций, которые есть у крупных игроков юррынка, они не обладают.

Нежелание юристов и банковских работников взаимодействовать с занимающимися марихуаной компаниями только усложняют работу контролирующих госорганов. В условиях недостаточного числа юристов и проблем с банками предприниматели переходят на расчеты наличными, что, во-первых, менее прозрачно, а во-вторых, создает дополнительные возможности для грабежа и других преступлений насильственного характера. Проблемы могут прийти и извне: так, Оклахома и Небраска подали в суд на штат Колорадо, поскольку, по их мнению, проведенная там легализация повысила уровень преступности в соседних штатах.

Каннабиоидная практика: это не смешно

Если использование марихуаны может изрядно развеселить, то защита интересов ее производителей – дело серьезное. По сути, консультации в этой области мало чем отличаются от работы с другими бизнесменами, рассказывает Райан Эспегард, юрист фирмы Gordon Thomas Honeywell в Сиэтле, который работает с этим сектором бизнеса в Вашингтоне. Тем не менее из-за существующих двусмысленностей в законодательстве и повышенного внимания контролирующих органов работа несколько усложняется. Разночтения между федеральными законами и законами отдельных штатов он проблемой не считает: это отнюдь не повод отказывать в юридических услугах целой группе людей.

Новая область права получает все большее признание в юридической среде. Если раньше процент компаний, отказывающим связанным с марихуаной клиентам в обслуживании, был высок – по этическим соображениям или опасаясь реакции других клиентов, то сейчас – бизнес есть бизнес – эти же фирмы уже проводят маркетинговые компании в кругу производителей каннабиса, а многие уже не против вставить слово "каннабис" в название своего предприятия. Динамика впечатляет: по словам Райана Эспегарда, если год назад производители марихуаны составляли 30 % его клиентуры, то сейчас цифра превысила 70 %.

"Прибыль пришла практически сразу", – комментирует ситуацию Дэн Хэррис, партнер юрфирмы из Сиэтла Harris & Moure, занимающейся практикой в области марихуаны под брендом Canna Law Group. "Спрос [на юридические услуги. – Ред.] оказался поразительным". По его словам, за короткий период доход от этого вида практики стал составлять до 5 % общей прибыли компании. За свои услуги юристы берут $400 в час.

Тем, кто хочет начать свою практику в этой области, Райан Эспегард советует активно включиться в процесс обсуждения и разработки соответствующего регулирования. При этом всегда лучше подстраховаться и детально объяснить новому клиенту, что цель – консультация по законам штата, а не попытка найти лазейку в федеральных законах.

Список стран с наиболее мягкими законами в отношении использования марихуаны:

1. Северная Корея (полная легализация)
2. Уругвай (полная легализация)
3. Нидерланды
4. США
5. Чехия (с 2010 года в Чехии можно хранить при себе 15 граммов марихуаны и выращивать пять кустов для личного пользования)
6. Португалия
7. Испания
8. Аргентина

Лекарственное применение марихуаны разрешено в Бельгии, Германии, Испании, Израиле, Финляндии и Португалии, некоторых штатах Австралии.

Легализация по-русски

В России марихуана относится к I списку запрещенных веществ (вещества, изъятые из гражданского оборота без исключений), употребление марихуаны является административным правонарушением и карается штрафом или административным арестом. Соответственно, и речь о легализации марихуаны пока не идет – официальные лица высказываются категорически против подобных инициатив. Глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов в прошлом году заявил, что "эта мера не помогает пресечению наркооборота, а служит интересам наркомафии и отдельных бизнес-структур", а президент РФ Владимир Путин в ходе прямой линии в 2013 году высказал мнение, что "конопля, как производная для сельского хозяйства, может быть использована, но как легкий наркотик – категорически против".

Зато актуальной темой является облегчение доступа к обезболивающим наркотическим препаратам для тяжелобольных – основными наркотическими веществами, используемыми в паллиативной медицине и официально разрешенными в России, являются опиоидные анальгетики. В 2010 году Международный комитет по контролю за наркотиками поставил Россию на 38-е место из 42 по доступности наркотического обезболивания в Европе и на 82-е место в мире.

После серии самоубийств онкобольных, начавшейся с генерала Вячеслава Апанасенко, были приняты поправки в закон "О наркотических средствах и психотропных веществах" – Владимир Путин подписал закон 31 декабря 2014 года. В нем впервые было прописано, что одним из принципов наркополитики государства должно быть не только ограничение оборота таких средств, но и их доступность для людей, которым они необходимы в медицинских целях. В числе самых важных новшеств – увеличение срока действия рецепта на наркотические препараты с пяти до 15 дней, что, по мнению авторов закона, позволит получать обезболивающие и во время государственных праздников. Назначать их и выписывать рецепт теперь разрешено не только онкологу, но и любому врачу, к которому обратился пациент с хроническими болями, а больных и их близких избавили от необходимости возвращать первичные и вторичные упаковки препаратов.

Впрочем, пока неясно, насколько в реальности сократятся проблемы пациентов и снизятся риски для врачей (вспомним историю врача Алевтины Хориняк из Красноярска, обвиненной в сбыте сильнодействующих веществ и потратившей три года на то, чтобы отстоять в судах правомерность назначения обезболивающего препарата онкобольному). Закон должен вступить в силу в июле текущего года. Пока же большинство сложных ситуаций решаются в ручном режиме. 

Источник - Право.ру