FURFUR:«НАРКОТИК — ЭТО НЕКОРРЕКТНЫЙ ТЕРМИН»: КТО БОРЕТСЯ ЗА ЛЕГАЛИЗАЦИЮ МАРИХУАНЫ В РОССИИ?»



Марихуану легализовали в Колорадо, марихуану легализовали на Аляске, на подступе ещё несколько штатов, а журналисты намекают на то, что снятие запрета на общефедеральном уровне в США не за горами. Шутить принято про Амстердам, но и в большинстве других европейских стран отсутствует практика уголовного преследования за хранение и употребление каннабиса.

В России же в силу вот-вот вступит закон Яровой, который позволит подогнать под «пропаганду наркотиков» даже употребление отдельных названий непрофильными изданиями. Мы решили поговорить с Сержем Константиновым, представителем Лиги легализации марихуаны, о том, почему нам нужна легализация и почему она невозможна в текущих политических условиях. 

 

Интервью

Серж Константинов

ЛИГА ЛЕГАЛИЗАЦИИ КОНОПЛИ

О создании Лиги легализации конопли

Лига была основа в феврале 2006 года общественными активистами, большая часть которых, являясь участниками либертарного движения «Российские радикалы» (впоследствии «Свободные радикалы») и членами «Ненасильственной радикальной партии» (ранее называлась «Транснациональной радикальной партией»), обе эти организации занимались проблематикой запрета психоактивных веществ и выступали за реформирование репрессивного законодательства в этой сфере. ТРП — международная межпартийная организация, ведущая ненасильственную борьбу за утверждение демократических прав и свобод во всём мире, с 1995 года имеет консультативный статус первой категории в Экономическом и социальном совете ООН. ТРП известна своими антипрогибиционистскими кампаниями: в частности, они организовывали конопляные марши в Риме, много разных акций за декриминализацию марихуаны, являются создателями международной Антипрогибиционистской лиги. И в 2006 году было принято решение создать некую организацию, которая занималась бы исключительно данной тематикой и объединила бы под своей эгидой активистов и сочувствующих.

О коллегах

Есть ещё организации, которые занимаются реформированием наркополитики в общем — такие, как фонд Андрея Рылькова, но именно легализацией марихуаны занимается только Лига.

О достижениях

Достичь нам удалось, в принципе, немного. Я не отношу этого к нашим заслугам, но за период с создания Лиги была отменена уголовная ответственность за выращивание марихуаны в некрупных размерах. Раньше это было уголовное наказание — даже если у бабушки на участке произрастает куст дикой конопли. Сейчас до 20 кустов можно не свободно, конечно, но выращивать (есть административная ответственность — штраф до 4 тысяч рублей или арест до 15 суток). Это уже не уголовное деяние, и бабушек массово сажать перестали. У нас в манифесте данная цель заявлена. Вряд ли это наша заслуга, но я думаю, что прогибиционисты и власти знают о наших требованиях.

Об этом, кстати, мало кто знает, закон был принят в 2010 году. За кусты ответственность не наступит, но если дома будет лежать более шести граммов марихуаны, уголовная ответственность наступит. Бывают случаи, когда принимали людей, которые выращивают, срезали им немного и всё — уголовное дело.

О пропаганде

Мы в последнее время отказались от фиксированного членства. Раньше у нас были членские взносы, количество участников доходило до четырёх десятков человек, мы от этого отказались — любой человек, который разделяет наши цели и задачи, может считать себя членом Лиги. Это связано с тем, что сейчас всё-таки достаточно сложно быть открытым сторонником легализации и продвигать эти идеи, и в ближайшее время вообще вступает в силу недавно принятый закон, устанавливающий уголовную ответственность якобы за «пропаганду наркотиков».

Закон Яровой уже принят во втором чтении, там очень широкая размытая формулировка, под которую подходит вообще практически всё что угодно. С учётом того, какая в нашем государстве правоприменительная практика, сами понимаете. Сейчас как пропаганда трактуется изображение семилистника. Был переломный момент, когда Верховный суд признал, что изображение семилистника не является пропагандой, потому было кардинально другое решение, и с тех пор всех предпринимателей, которые торгуют продукцией с символикой, привлекают за торговлю товарами с изображением конопли. Ответственность пока административная, но для юридических лиц там штрафы очень солидные.

О том, как быть дальше

Наш сайт в принципе уже закрыт — забанен Роскомнадзором на территории России. Большинство крупных провайдеров нас закрыло. Люди всё равно заходят, посещаемость упала несильно. Люди будут пользоваться анонимайзерами и будут заходить, мы не собираемся прекращать свою деятельность. Даже если будут предприниматься какие-то репрессии в отношении активистов, которые находятся в России. Большая часть наших активистов не являются публичными и вовсе находятся не в России, на них воздействовать невозможно.

О диалоге с властью

После того как мы учредили Лигу, мы пытались наладить диалог с властями и, в частности, с ФСКН, потому что они всё-таки являются главным проводником прогибиционистской политики и вообще наркополитики. Ничего не вышло. Нас пытались склонить к сотрудничеству — предложили стучать на людей, которые занимаются торговлей какими-то другими препаратами, но из этого ничего не вышло.

О невозможности легализации конопли в России

В данный момент достичь легализации в России невозможно никаким образом. Для этого необходимо два компонента: наличие демократических институтов (свободные выборы, свободный суд, возможность референдумов, свободная пресса) и подготовленное общественное мнение. У нас нет ни выборов (мы не можем добиться того, чтобы какая-либо партия поддерживала наши интересы в принципе). Никаких партий нет, никаких возможностей войти в парламент для независимых кандидатов-одномандатников тоже. Возможности влиять на общественное мнение очень ограничены — у нас нет свободных СМИ, тематику практически никто не поднимает. Хороший пример — последняя попытка конопляного марша в прошлом году. Марш, как обычно, незаконно запретили, а мы раздавали возле московских онкоцентров буклеты о медицинском применении марихуаны, в частности — о применении для улучшения состояния окнобольных. На акции и до неё по поводу обстоятельств запрета с нами общались журналисты, много взяли интервью — в итоге не вышло ни одного материала. На «Эхе Москвы» эта тематика строго под запретом, в любом виде вообще.

О потребителях

Ситуация в отношении молодёжи и интернет-сообщества не особо меняется, она просто становится более явной. На мой взгляд, количество потребителей в России составляет около 10% населения, и это очень большая цифра. Даже люди, которые сами не употребляют психоактивных веществ, но имеют примеры знакомых адекватных потребителей, а не только маргиналов и хиппи, меняют своё отношение. Очень распространено курение конопли среди людей, увлекающихся спортом, в том числе профессиональных спортсменов. Это одна из самых распространённых причин провала допинг-тестов, в России в том числе.

О культуре

У нас вообще культура во всех отношениях находится в зачаточном уровне. Культура не может появиться в среде запрещённых явлений. Она может возникнуть, когда это легально, когда, как в Амстердаме, можно встретиться с друзьями вечером в кофешопе и покурить косячок. Тогда это культура. А когда всё это делается в подворотнях, когда приходится обращаться к мелкокриминальными элементами, которые зачастую торгуют вещами посерьёзнее и повреднее, чего-то хорошего ожидать сложно.

О «спайсе»

Я убеждён, что причастность к распространению «спайса» имеют прежде всего силовые структуры. Были статьи в прессе о том, что всё это дело централизованно завозится из Китая — в принципе, тут как с торговлей героином. Дело это находится под жёстким неусыпным контролем силовых ведомств. Чем хорош «спайс»? Это вещество, которое производится в больших количествах, завозится и распространяется. Его невозможно произвести где-то у себя без серьёзно оборудованных лабораторий, можно только расфасовать. Там нужны глубокие знания химии и химические лаборатории. Под контролем держать это проще. Если марихуану может вырастить любой, имея небольшой участок земли и заказав сортовые семена, то со спайсом дела обстоят иначе.

Получается двоякая ситуация — иллюстрирует вред прогибиционизма в целом. «Спайс» — это не одно вещество, это сотни веществ, относящихся к определённой группе. Меняется часть соединений — вещество примерно сохраняет своё свойство, но как оно действует на организм — вопрос уже на самом деле открытый. Никто не успевает исследовать, успевают только производить новые. Так вот, всем известный JWH-018, который появился на рынке первым, на данный момент хорошо исследован — он достаточно безобиден по сравнению с теми веществами, которые появились впоследствии. Борьба с явлением приводит к усугублению его последствий.

О других веществах

Лига выступает за легализацию исключительно марихуаны, сам я, как и многие её участники, являюсь активным сторонником применения ЛСД и MDMA в психотерапии, если у медиков будет возможность выписывать эти препараты, это будет очень хорошо. Я сторонник полного пересмотра политики в отношении психоактивных веществ. Естественно, всё это нужно делать разумно, дифференцированно для разных групп веществ. Что касается героина и прочих опиатов, то должна иметь место бесплатное контролируемое распространение среди наркозависимых. Это единственный способ убрать экономическую составляющую мотивации криминальных структур. Если человек будет иметь возможность получить вещество бесплатно, он не будет платить за это деньги и спонсировать наркомафию.

О «наркотиках»

«Наркотик» — это некорректный термин. Есть словарь терминов Всемирной организации здравоохранения по наркотикам и психоактивным веществам, там термин «наркотик» относится только к опиатам и опиоидам, всё остальное — это психоактивные вещества. Есть ещё такое понятие в отечественной наркологии, оно имеет чёткое определение, и большинство психоактивных веществ под него не подпадают. Есть несколько чётких критериев, один из которых — периодический приём вещества, являющегося наркотиком, который вызывает физиологическую зависимость. Её вызывают на самом деле не так много веществ, но по мнению нашей науки туда можно отнести алкоголь и табак, а вот марихуану — никак не получается.

Термин «наркотик» очень выгоден и внедряется прежде всего прогибиционистами для того, чтобы негативные свойства одних веществ в общественном сознании перенести на другие. Если проанализировать ту информацию, которые выдают подконтрольные ФСКН СМИ, там внедряются специальные штампы. С определённого момента начал внедряться штамп «наркотическая конопля». Раньше у ФСКН была такая пиар-стратегия в отношении конопли? Что это растение вообще не имеет никакого полезного применения. Мы как раз работали над тем, чтобы представить коноплю как полезную сельскохозяйственную культуру. Специально для этого был выбран отличный символ — на ВДНХ есть фонтан «Дружба народов», на архитектурной композиции которого отчетливо видны кусты. Потому что до 1961 года в СССР конопля была одной из ведущих сельскохозяйственных культур. Порядка 60% мировых посевов конопли были именно в СССР, а до неё — в Российской империи. Она использовалась для производства тканей. Есть даже такое устойчивое выражение — «Русь посконная». Посконь — это мужское растение конопли.

В определённый момент ФСКН понял, что в этой риторике проигрывает, и решил её сменить — они начали рассказывать о том, что да, производство конопли в сельскохозяйственных целях — это очень хорошо, но вот есть конопля «ненаркотическая» и «наркотическая». Последнее словосочетание стало вбрасываться во всех СМИ. Притом что в любой конопле есть некоторое количество психоактивных веществ — разве что в технических сортах его ничтожно мало для потребителей в рекреационных целях.

О причинах запрета

Это прежде всего деньги. Хорошо обратиться к истории запрета — по одной из них, основным проводником политики запрета являлись США. В 1937 году на федеральном уровне там приняли запрет, который продвигали для контроля над мигрантами из Мексики, потому что из конопли делали дешёвую бумагу, волокна и конкуренты по производству химических волокон были заинтересованы в том, чтобы коноплю запретить как промышленную культуру. Сейчас в США лоббированием прогибиционизма занимаются фармацевтические корпорации, потому что у них есть определённые препараты (прежде всего обезболивающие), которые никакой конкуренции с коноплёй не выдержат. Потребление этих препаратов сейчас снижается, и это вызвано во многом либерализацией политики в отношении марихуаны. В России это прежде всего вопрос денег: во-первых, это конкуренция с алкогольной продукцией, «спайсом» и прочими психоактивными препаратами, которыми можно торговать централизованно — героином, например.

О 1990-х

В 1990-х этим занимались и достигли ряда успехов — у нас в принципе не самое людоедское законодательство в отношении потребителей психоактивных веществ. Сначала были очень сильно увеличено количество, за которое привлекали к уголовной ответственности. Этим вопрос занимался, в частности, такой известный правозащитник Лев Левинсон. Коренной перелом в наркополитике как раз произошёл после прихода к власти Путина. С тех пор всё стало закручиваться. Есть сведения, что многие сотрудники ФСКН имеют отношение к наркоторговле. Об этом можно судить хотя бы по тому, сколько сотрудников этого ведомства, включая высокопоставленных служащих, привлекались к уголовной ответственности за организацию торговли веществами, а это только верхушка айсберга. По-моему, в 2006 году правозащитное движение «За права человека» делало мониторинг этой информации, и она получилась очень интересной.

О будущем

Когда у нас появятся механизмы, мы сможем действовать эффективно, оказывать давление на власти, доносить правдивую информацию о конопле и быстро добиться результатов. Сейчас доступ к прессе перекрыт. Наши аргументы таковы, что в честной дискуссии прогибиционисты окажутся просто неконкурентоспособными.

Об алкоголе

Я не думаю, что можно пересадить потребителей алкоголя на коноплю. Если человек имеет какие-то предпочтения, повлиять на них очень сложно. Именно по этой причине не работают запреты. Алкоголь — это вещество, под воздействием которого совершается более 30% преступлений. Статистики по марихуане, к сожалению, нет — если бы она существовала, то стала бы очень весомым козырем в нашу пользу.

О вреде и пользе

В прессе время от времени появляются материалы в пользу запрета марихуаны. Научных исследований с выводами о негативном влиянии содержащихся в ней психоактивных веществ очень мало — менее 5% от всех исследований. Появляются они, на мой взгляд, благодаря активной работе лоббистов сохранения запрета и чаще всего впоследствии опровергаются — на одну и ту же тему можно найти несколько исследований, причём зачастую с диаметрально противоположными выводами. Очень часто выявляются методологические ошибки, допущенные намеренно или ненамеренно в этих исследованиях. Часто СМИ, особенно российские, просто коверкают материал, представляя их в нужном им свете. Я все исследования или публикации о них стараюсь читать в оригинале. В российской прессе никаких исследований с положительными выводами о действии марихуаны не появляется вообще — никто не идёт на риск.

Если ежедневно в течение длительного времени употреблять психоактивную коноплю, естественно, краткосрочная память ухудшается заметно. Но если сделать двухнедельный перерыв — все показатели возвращаются в норму. Есть только одно общее свойство для всех потребителей психоактивного вещества из конопли — это снижение агрессии. Люди становятся более дружелюбными. Гуманизация общества — это как раз то, чего нам в России больше всего не хватает. 

Ичтоник - FURFUR